Москва Мурманск Калининград Санкт-Петербург Смоленск Тверь Вологда Ярославль Иваново Курск Рязань Воронеж Нижний Новгород Тамбов Казань Тольятти Пермь Ростов-на-Дону Саратов Нижний Тагил Краснодар Самара Екатеринбург Челябинск Томск Новосибирск Красноярск Новокузнецк Иркутск Владивосток Анадырь Все страны Города России
Новая карта русской литературы
Страны и регионы
Города России
Страны мира

Досье

Публикации

к списку персоналий досье напечатать
  следующая публикация  .  Павел Лемберский
Комедия эмиграции
Тамошние авторы медленно входят в здешнее сознание

21.07.2008
НГ Ex Libris, 21.11.2002
Досье: Павел Лемберский
        Павел Лемберский. Город убывающих пространств. — Тверь: Другие берега, 2002, 144 с.
        Еще лет 10-15 назад одного факта публикации в «тамиздате» было достаточно, чтобы автор обрел вес и репутацию здесь. Ныне, напротив, автор «стоит чего-то», если его издают и читают не только в эмиграции, но и в России. «Тамошние» авторы входят в здешнее читательское сознание медленно, тяжело.
        ...Первая встреча с прозой Павла Лемберского у автора этих заметок случилась в Америке — знакомые снабдили меня сборником рассказов «Река # 7», вышедшим в 2000 г. в Нью-Йорке. Представьте Борхеса, пишущего... «философские концептуальные анекдоты» языком, сравнимым по яркости с языком Бабеля. Иногда что-то — главное — происходит в зазоре между фразами, и из разрывов в тексте тянет сквозняком боли и отчаянья, которые можно заглушить разве что иронией. Точная, до предела сконцентрированная и лишенная всякой сентиментальности фраза, фантасмагорический сюжет, концентрация смыслов.
        Теперь Лемберский издан в России. В названии рассказа, давшего имя новому сборнику, скрыта полуловушка/полуотсылка. При беглом скольжении взгляда название, конечно же, смазывается в «Город убивающих пространств», а память — память услужливо подкидывает: «Город знакомых лиц» Генриха Белля. Названия рассказов у Лемберского хороши сами по себе: «Время, которое мы имеем» (отзывается эхом О.Генри — «Дороги, которые мы выбираем»), «После войны, в Сестрорецке» (конечно же, Сэлинджер — «Перед самой войной с эскимосами»). Силовое поле, в котором разворачивается текст, начинает вихриться раньше, чем читатель успевает погрузиться в рассказ. Сюжетом управляет не внешняя мотивация событий, а сам язык, закручивающийся в безумные водовороты смыслов и бьющийся о подводные рифы бессмыслиц, клише, несостоятельности готовых/надежных ответов на наше нелепое приставание к жизни со своими, такими драгоценными — как жемчужина для устрицы — проблемами.
        Павел Лемберский — из тех русских писателей, которые в Америке свои и для которых привычна она, а не Россия. В Штатах он с 18 лет, с 1977 года за плечами — филологический факультет университета Беркли. Владение вторым языком, обитание в среде этого второго языка создает особое восприятие русского: немного извне, что позволяет подмечать неслышное живущему в России за интенсивностью языкового шума.
        Однако то, что делает Лемберский, — вовсе не «тексты о приключениях слов». (И все же — чего стоит один только эффект столкновения английских и русских монологов в рассказе «Inner things to die for»!) При всей ироничности, залихватской веселости, закрученности эта проза отзывается подлинностью боли: читал — улыбался, а дочитал — и защемило сердце. Как в рассказе «Вероятность счастливого конца»: от героя-повествователя вроде бы ушла девушка, а он отчаянно пытается не обращать внимания, взять да и снять фильм, потому как учится на режиссера, — только вот не очень понятно, о чем фильм и какой длины, ибо «все зависит от формата... Все зависит от времени. Чем больше времени, тем вероятнее счастливый конец...» А к концу рассказа жизнь налаживается, и главный герой уже готов похлопать по плечу своего приятеля-оптимиста: «А ведь жизнь продолжается, как ты полагаешь?» И тут следует кода: «И тут он заскулил, впервые, кажется, за все время, да и мне тоже сделалось тоскливо-тоскливо, и заснул я той ночью не раздеваясь».
        Читая Лемберского, задумываешься о том, насколько изменилась ситуация за последние лет пятнадцать: искусственная пуповина, соединявшая русскоязычного писателя с Россией, наконец-то разорвалась, понятие «трагедия эмиграции» утратило смысл. Среди «баек» от Павла Лемберского, оставшихся за пределами книжки, есть одна, говорящая о многом. Как-то он принес знакомым телевизионщикам несколько коротких пьес. Покуда он их читал, слушатели покатывались от смеха. А потом объявили, что тексты им не подойдут, потому как в них «нет трагедии эмиграции». «А чем плоха комедия эмиграции?» — поднял бровь Лемберский. Реплика эта дорогого стоит.


  следующая публикация  .  Павел Лемберский

Герои публикации:

Персоналии:

Последние поступления

01.06.2020
Предисловие к книге Георгия Генниса
Лев Оборин
29.05.2020
Беседа с Андреем Гришаевым
26.05.2020
Марина Кулакова
02.06.2019
Дмитрий Гаричев. После всех собак. — М.: Книжное обозрение (АРГО-РИСК), 2018).
Денис Ларионов
06.05.2019
Владимир Богомяков в стремительном потоке времени
18.04.2019
Беседа с Владимиром Герциком
31.12.2018
Илья Данишевский. Маннелиг в цепях. Издательство "Порядок слов", 2018
Виктория Гендлина
14.10.2018
О творчестве Бориса Фалькова
Данила Давыдов

Архив публикаций

 
  Расширенная форма показа
  Только заголовки

Рассылка новостей

Картотека
Медиатека
Фоторепортажи
Досье
Блоги
 
  © 2007—2019 Новая карта русской литературы

При любом использовании материалов сайта гиперссылка на www.litkarta.ru обязательна.
Все права на информацию, находящуюся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ.

Яндекс цитирования



Наш адрес: info@litkarta.ru
Сопровождение — NOC Service