Москва Мурманск Калининград Санкт-Петербург Смоленск Тверь Вологда Ярославль Иваново Курск Рязань Воронеж Нижний Новгород Тамбов Казань Тольятти Пермь Ростов-на-Дону Саратов Нижний Тагил Краснодар Самара Екатеринбург Челябинск Томск Новосибирск Красноярск Новокузнецк Иркутск Владивосток Анадырь Все страны Города России
Новая карта русской литературы
Страны и регионы
Города России
Страны мира

Досье

Публикации

к списку персоналий досье напечатать
  следующая публикация  .  Евгений Сабуров
О стихах Евгения Сабурова

08.11.2008
Досье: Евгений Сабуров
Евгений Сабуров. Пороховой заговор. - М., серия книг журнала «Золотой век», 1995.


        Евгения Сабурова хорошо знают как экономиста, бывшего вице-премьером первого российского правительства, директором «Центра информационных технологий», главой правительства Крыма. Меньше известен он как поэт, хотя в разных изданиях время от времени появлялись его подборки: в рижском «Роднике», «Театре», «Сельской молодежи», «Золотом веке», «Независимой газете»... Но наиболее полное представление о нем, как оригинальном стихотворце, дает сборник «Пороховой заговор», включивший в себя тексты конца 70-х и 80-х годов. Жаль, что в него совсем не вошли ранние стихи. Любопытнобыло бы прочесть и написанное в 90-е годы, когда поэт больше занимался делами государственными.
        Как-то - это было в Крыму, Сабуров давал мне интервью в машине, везущей его на очередную встречу с хозяйственниками - я поинтересовался: а сейчас удается писать? «Пишу,
- легко отозвался он, - хотя новые обязанности этому не способствуют. Поэзия все же не проза, для нее не требуется много времени. К тому же стиль мышления поэта во многом схож со стилем мышления чиновника: он чрезвычайно конкретный. Я согласен с Мандельштамом, который говорил, что поэзия - это игра детей с отцом. Это действительно игра. И в управлении тоже есть элемент игры, деловой игры, когда каким-то образом расставляются люди, задействуются их способности, когда все это направляется к какой-то цели, которая, если внимательно посмотреть, вовсе не цель. Потому что управление - это обеспечение жизни. А обеспечение жизни - это не цель, до которой можно дойти, сесть и успокоиться».
        Я вспомнил этот разговор, когда листал «Пороховой заговор», где чуть ли не физиологические описания переплелись с тонкой шуткой и эпатажем. Сладкая, несколько убаюкивающая речь порой резко обрывается, строка дает сбой, становится энергичней, короче. Или немного растягивается, и в ней внезапно возникают какие-то «заработные платы», которые растут «пропорционально трудовому вкладу». Словом, конкретизм чистой воды. Не случайно (скажем, про «между прочим») лидер конкретной школы Всеволод Некрасов посвятил нашему поэту стихотворение, которое одновременно можно рассматривать и как критическую заметку:

            Жизнь
            и соображения
            Сабурова Жени
             (Что за бурная
            сабурная жизнь
            За сабурные
            и засабурные соображения!)

        В поэтическом опыте Сабурова - фиксация правды о падшем человеке. Он пишет о том центре в душе, где торжествуют темные, звериные страсти, где человек легко ассоциируется с животным и отношения самца и самки (что не всегда однозначно плохо) начинают подчинять себе все остальное. Но есть в душе и другой центр - Сабуров помнит об этом - где человек видится как образ и подобие Божие, где жизнь преображена небесным светом, и мир и мера - неотъемлемые свойства земного скитальца. Стихи «качаются» между полюсами, и хотя у первого перевес, итог схватки не очевиден. Потому что Сабуров умеет благодарить, радоваться естественным занятиям. Потому что даже в эпицентре самости и похоти играет музыка ритма, разрушающая эту самость и похоть, придающая ей другое значение:

            И кинула: Звони! - Зачем?
            мне только бы успеть на пересадку,
            я призрачен и без остатку
            весь умещусь на собственном плече.
            Напевный холод одиночества
            опять к себе меня влечет.
            Монахов вечное отрочество
            как незаслуженный почет.
            Густея болью и тревогой,
            дорога зыбкою рекой
            протянута от нас до Бога
            и кинула: - Звони! - На кой?
            Я так спешил на пересадку,
            прыжком срезая переход,
            роняя драгоценный лед,
            голубоватую оглядку.

        Как поэт, Сабуров чрезвычайно пластичен и динамичен. Он умеет одновременно и рассказывать, и показывать, и двигаться в пространстве, строить воздушные замки и вдруг несколькими словами все заземлять. Стих его, правда, при этом не всегда ровен, страдает языковой небрежностью, но даже в проваленных вещах встречаются словесные обороты, оправдывающие читательские усилия. Его чувства требуют конкретных - в рамках падшего мира - действий. Но они не утаскивают читателя в низины плоти, ибо они безнадежно романтичны:

            Чтобы шедеврами похвастаться пред женщиной,
            талантов мало, воли мало -
            необходимо, чтобы женщина была.
            И вот ты ждешь прихода на вокзал
            тех поездов, которых запоздало
            мильон, не меньше, чем
            мильон - им нет числа.
            Нам недостаточен, чтобы убить в себе раба,
            ни трезвый ум, ни сердца пыл,
            ни даже чтоб ее любил
            и шла в душе твоей борьба -
            необходимо, чтобы раб хоть был.
            А вот взлетает пустота,
            чтобы шедеврами похвастаться взлетает,
            а вот запела немота,
            саму себя перебивает.
            И свертывается мораль,
            развертываясь в дальний поезд.
            И дальний поезд едет в даль,
            ни капельки не беспокоясь.

        Сабуров окончил мехмат МГУ, где вместе с ним «проходили курс бесполезных наук» поэты Леонид Иоффе и Анатолий Маковский (пропавший без вести в Киеве в 1995-м, о стихах последнего см. НЛО N4, 1993). С ними, а также с Михаилом Айзенбергом он, в основном, и общался. С кем из литераторов дружит сейчас - не знаю. Мне кажется, для поэтического портрета это неважно: трудно творчески уцелеть, находясь на руководящей работе. Сабуров, правда, придерживается иного мнения. В упоминавшемся крымском интервью он рассуждает примерно так: «Поэты нередко состояли на государственной службе, и служили неплохо. Посол России в Иране Грибоедов был совсем неплохим послом. Державин был вовсе неплохим губернатором. Клодель во Франции был очень неплохим министром. Так что поэт на государственной службе - это нормально!»


  следующая публикация  .  Евгений Сабуров

Герои публикации:

Персоналии:

Последние поступления

01.06.2020
Предисловие к книге Георгия Генниса
Лев Оборин
29.05.2020
Беседа с Андреем Гришаевым
26.05.2020
Марина Кулакова
02.06.2019
Дмитрий Гаричев. После всех собак. — М.: Книжное обозрение (АРГО-РИСК), 2018).
Денис Ларионов
06.05.2019
Владимир Богомяков в стремительном потоке времени
18.04.2019
Беседа с Владимиром Герциком
31.12.2018
Илья Данишевский. Маннелиг в цепях. Издательство "Порядок слов", 2018
Виктория Гендлина
14.10.2018
О творчестве Бориса Фалькова
Данила Давыдов

Архив публикаций

 
  Расширенная форма показа
  Только заголовки

Рассылка новостей

Картотека
Медиатека
Фоторепортажи
Досье
Блоги
 
  © 2007—2019 Новая карта русской литературы

При любом использовании материалов сайта гиперссылка на www.litkarta.ru обязательна.
Все права на информацию, находящуюся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ.

Яндекс цитирования



Наш адрес: info@litkarta.ru
Сопровождение — NOC Service