Москва Мурманск Калининград Санкт-Петербург Смоленск Тверь Вологда Ярославль Иваново Курск Рязань Воронеж Нижний Новгород Тамбов Казань Тольятти Пермь Ростов-на-Дону Саратов Нижний Тагил Краснодар Самара Екатеринбург Челябинск Томск Новосибирск Красноярск Новокузнецк Иркутск Владивосток Анадырь Все страны Города России
Новая карта русской литературы
Страны и регионы
Города России
Страны мира

Досье

Публикации

к списку персоналий досье напечатать
Анастасия Гостева  .  предыдущая публикация  
Интервью с Анастасией Гостевой
Беседовала Елена Пикунова

26.06.2008
Интервью:
Елена Пикунова
Досье: Анастасия Гостева
        Елена Пикунова: Как Вы думаете, какие сюжеты сейчас нужно выявлять, какие сюжеты достойны
Вашего писательского внимания?
        Анастасия Гостева: Помните, Борхес писал о том, что существует всего четыре сюжета – об укрепленном городе, который штурмуют и обороняют герои, о возвращении, о поисках и о самоубийстве бога. А Пелевин где-то сказал, что сегодня все книги пишутся о приключениях черного чемоданчика с деньгами. Так вот, если в каждый из сюжетов Борхеса добавить такой чемоданчик, то получится абсолютный бестселлер. А если серьезно, то мне кажется, что современная западная цивилизация переживает сегодня глубокий кризис, и это самый главный сюжет, буквально подаренный нам историей. Именно поэтому все читают Мишеля Уэльбека или Брета Истона Эллиса, именно поэтому становится популярным Кристиан Крахт, чьи литературные достоинства вызывают у меня большое сомнение, чего я не могу сказать о его социальном чутье. Современный средний западный человек смутно догадывается, что мир, каким он его знал, подошел к концу. По многим причинам, которые здесь слишком долго перечислять. Это касается и его политического, и его социального, и его духовного измерения. Люди все чаще задумываются: «Отлично, вот я получил прекрасное образование, у меня хорошая работа, хорошая зарплата, большой телевизор, новая машина, я езжу отдыхать два раза в год, но что дальше? Неужели я родился для того, чтобы получить код социального страхования, устраивать по субботам барбекю для сослуживцев и болеть за «Манчестер Юнайтед»? Мои дети ходят в хороший колледж, но неужели все это лишь для того, чтобы они повторили один в один мою судьбу?» Они начинают догадываться, тот социальный муравейник, в котором они живут и функционируют, ничего не дает их душе. И, возможно это звучит как шизофрения, но мне кажется, что мы стоим на пороге если не мутации человека разумного в какой-то новый вид, то по крайней мере на пороге очень больших перемен. И это – очень любопытная тема для писателя. Кроме того, я убеждена, что открытия, сделанные в физике и математике в прошлом веке – квантовая теория, теория относительности, открытие фрактальных структур – полностью поменяли не только естественно-научную парадигму, но и психологическую. Не случайно все крупнейшие современные исследователи человеческой психики, природы человеческого сознания – и Станислав Гроф, и Роберт Антон Уилсон, и Кен Уилбер, и Фритьоф Капра, и многие другие – неизменно апеллируют к примерам из современной физики. Появился даже термин «квантовая психология». С этими текучими квантовыми парадоксами и неопределенностью пытался играть Пелевин в «Чапаеве и Пустоте», это есть почти в каждом романе Филипа Дика, и со временем эта тенденция будет усиливаться.
        Е.П.Очень часто рядом с Вашим именем многие критики ставят пелевинское определение-название "Generation П", когда Вы первый раз это услышали, какова была Ваша реакция (на подобное сумасбродство я бы жутко возмутилась - это какое-то навешивание ярлыков:))…
        А.Г.:Честно говоря, для меня это новость – я ничего подобного не слышала и не читала о своих книгах. (Но я вообще не слежу за тем, кто что написал про мои тексты). Поэтому я не совсем понимаю, что имеют в виду эти критики. То, что я принадлежу к поколению, про которое блестяще написал Пелевин – к поколению, которое живет в мире логотипов, брэндов, фальшивых имиджей и рекламных слоганов, – просто данность. На это глупо обижаться, с этим бесполезно спорить, так уж получилось, что я родилась в 1975, а не в 1960-м, другое дело, как ты к этому относишься, осознаешь ты это или нет. Я лично езжу в Индию, и там мозги очень быстро прочищаются.
        Е.П.Кто из современных авторов достоин попасть в Вашу «золотую пятерку»?
        А.Г.:Из русских – Людмила Улицкая и Виктор Пелевин. Из западных – Уильям Гибсон, Брет Истон Эллис и Харуки Мураками.
        Е.П.Каков для Вас герой нашего времени, есть ли он?
        А.Г.:Этот вопрос напрямую связан с первым. Это тот самый средний человек, представитель европейской цивилизации, который вдруг начинает ощущать, что что-то необратимо меняется. Как в романе Филипа Дика «Убик» – ткань бытия истончается, и сквозь нее начинают просвечивать контуры иного мира. И он не понимает, как ему быть – то ли «мазать всех миром, то ли блевать с алтаря», как поет Борис Гребенщиков. То ли сделать вид, что ничего не происходит, то ли обвинить во всем арабских террористов, то ли записаться на курсы рейки, то ли перевести все доллары в юани.
        Е.П.Что для Вас – «процесс литературного творчества», как он у Вас протекает - спокойно, рвано, умеренно, быстро…?
        А.Г.:Я пишу, только когда понимаю, чувствую, что не писать не возможно. А в промежутке между этими приступами сочинительства я работаю, езжу в Индию, делаю ремонт и коплю внутри себя ресурс для следующего текста. Когда время приходит, я пишу быстро. Но и перерывы могут быть большие – по два-три года.
        Е.П.Боитесь ли Вы обвинения о непрофессионализме?
        А.Г.:Это зависит от того, что мы имеем в виду, когда говорим о «профессиональном писателе». Если это человек, который зарабатывает деньги литературным трудом, то этому критерию не сможет соответствовать большинство русских и западных авторов. Я совершенно осознанно не стремлюсь «затусоваться» с критиками-писателями и совершенно осознанно не стремлюсь зарабатывать деньги литературой. Я буду рада, если в какой-то момент ситуация сложится таким образом, что на гонорары, получаемые за издание книг, можно будет жить, но это не самоцель. Я не готова ради этого переходить на конвейерный метод и выпекать по роману в год – все равно о чем, лишь бы имя было на слуху. Мне кажется, что это, скажем так, «не полезно для души».
        Е.П.Насколько Ваша личная жизнь влияет на творчество?
        А.Г.:Так получилось, что свои первые повести и роман я писала, потому что для меня это был единственно возможный способ определить мои отношения с миром, зафиксировать свое место во времени и пространстве (исключительно для себя). Попыткой ответить на вопросы: Кто я? Откуда я сюда пришла? Зачем? Что я делаю? С кем я? Поэтому они были очень личными, эти тексты, «Travel агнец» вообще вызвал у многих ощущение автобиографического произведения, что, конечно, не совсем верно. А что получится дальше – будет видно.
        Е.П.Часто ли Вы путешествуете (такой летний вопрос, требует, наверное, подробного ответа о том, куда любите путешествовать, что Вы из этого черпаете и что любите в путешествии больше всего)?
        А.Г.:Я считаю, что мне невероятно повезло – я довольно рано начала ездить заграницу. Мне было 19 лет, я училась в университете и одновременно подрабатывала в турфирме – возила детские группы в Лондон, где они по две-три недели учили английский, а я гуляла по городу, ходила в музеи, исследовала блошиные рынки и магазины, в которых продавались вещи разных молодых, никому неизвестных дизайнеров, и знакомилась в уличных кафе со странными персонажами. И Лондон тогда казался мне самым прекрасным местом на Земле. А потом, спустя три года, я совершенно случайно оказалась в Индии. Эта история как раз и стала во во многом основой для повести «Travel агнец». Это был один из тех моментов, когда ты вдруг очень остро понимаешь, что ты не одинок, что чудеса происходят на самом деле, и если твой ангел-хранитель или кто-то, кому поручено приглядывать за тобой по штатному расписанию, дает о себе знать столь явно лишь раз в несколько лет, то происходит это потому, что чаще ты просто не выдержишь. Та поездка была совершенно бестолковой, меня много куда не пустили, и это хорошо, потому что не представляю, что бы со мной тогда было, если бы пустили, у меня наверное все предохранители бы сгорели. Но когда я вернулась в Москву, у меня еще примерно месяц было ощущение, что я хожу по воздуху, в одном сантиметре над землей, и хотя со стороны это не очень заметно, именно этот один сантиметр все и решает. И с тех пор я каждый год, как только получается, езжу в Индию. На месяц, на два. Это связано еще и с тем, что просто так куда-то поехать, чтобы посмотреть на Парфенон или Собор парижской Богоматери, сделать двадцать фотографий, и поставить галочку – «Я была в Греции, я видела Париж» – мне не интересно. Мне важно, чтобы в поездке со мной что-то произошло внутренне, и так получилось, что Индия в этом смысле – абсолютно мое место. Мы обычно обязательно заезжаем в ашрам Саи Бабы недалеко от Бангалора, проводим там недели три, а потом едем куда-нибудь путешествовать по стране. За последние пять лет мы с мужем успели подсадить на эту страну человек 20 наших друзей, и все они не просто стали ездить туда сами, но и заразили этой любовью своих друзей и знакомых. В результате мы теперь часто совершенно случайно сталкиваемся в Индии с нашими знакомыми, совсем как в Москве на Тверской.
        Е.П.Что-то новое сейчас пишете/издаете, предлагаете издателям?
        А.Г.:Я пока скорее не пишу, а записываю разные мысли и наблюдения на каких-то клочках и телефонных бланках. Но поскольку у меня уже есть название для нового романа, я знаю, что рано или поздно текстами. А о чем он будет, мне пока не хотелось бы говорить.


Анастасия Гостева  .  предыдущая публикация  

Герои публикации:

Персоналии:

Последние поступления

01.06.2020
Предисловие к книге Георгия Генниса
Лев Оборин
29.05.2020
Беседа с Андреем Гришаевым
26.05.2020
Марина Кулакова
02.06.2019
Дмитрий Гаричев. После всех собак. — М.: Книжное обозрение (АРГО-РИСК), 2018).
Денис Ларионов
06.05.2019
Владимир Богомяков в стремительном потоке времени
18.04.2019
Беседа с Владимиром Герциком
31.12.2018
Илья Данишевский. Маннелиг в цепях. Издательство "Порядок слов", 2018
Виктория Гендлина
14.10.2018
О творчестве Бориса Фалькова
Данила Давыдов

Архив публикаций

 
  Расширенная форма показа
  Только заголовки

Рассылка новостей

Картотека
Медиатека
Фоторепортажи
Досье
Блоги
 
  © 2007—2019 Новая карта русской литературы

При любом использовании материалов сайта гиперссылка на www.litkarta.ru обязательна.
Все права на информацию, находящуюся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ.

Яндекс цитирования



Наш адрес: info@litkarta.ru
Сопровождение — NOC Service