Из «Заметок о поэзии»

Владимир Губайловский
Русский журнал, 9.04.2003
Досье: Анна Минакова
        Анна Минакова родилась 30 мая 1985 года в городе Светловодске, Кировоградской области в Украине. Она студентка фортепьянного отделения Харьковского музыкального училища. Она пишет стихи по-русски и уже выпустила две книги.

        Мария Галина в рецензии в «Литературной газете» замечает: «Книга Анны Минаковой «Дорогое мое» вышла в Харькове (издательство «Крок»). К присланной книге прилагается в письме рецензия Станислава Минакова: «Я с удивлением обнаружил, что степень владения лексикой, пунктуацией, синтаксисом, инструментовкой, просодией стиха у моей дочери таковы, что и не снились многим и многим стихослагателям, в том числе и наделенным лауреатскими званиями». Станислав Минаков – человек в харьковской литературной среде известный. Поэт, составитель антологий, знаток поэзии. Девочка, по всему видно, талантливая.

        Мокрый рыжий смотрит пристально с кормы
        Ржавой яхты, водит носом по воде.
        Ты его ржаною коркой подкорми –
        Псы на диво неразборчивы в еде:
        Мокрый сумрак превращается в туман,
        Стали жиже тишина и тише злость.
        Положи же теплый камешек в карман.
        Остальные – в ледяную воду брось.


        Однако столь напористая раскрутка настораживает. Уже хотя бы потому, что возлагает на неокрепшие полудетские плечи непомерную ответственность».
        И эти опасения оправданы. Но все-таки. Очень трудно к стихам 16- или 18-летней девушки относиться с тем спокойствием и беспристрастностью, как и к стихам известного поэта и зрелого человека. В этом опережении времени, которое всегда возникает, когда мы сталкиваемся с чудо-ребенком, есть обещание, обещание чуда, чуда поэзии. И так ли нужно совсем освобождаться от своей неизбежной необъективности?
        Если читать стихи Анны Минаковой, то удивление и некоторая растерянность обязательно возникнут. Поэзия требует от пишущего разнообразных умений и навыков. Например, умения работать со звуком. Поэтический звук – другой, не такой как в музыке – это звучание смысла. И в стихах процитированных Марией Галиной, хорошо видна работа юного поэта с умным звуком: звонкий «ж» – «рыжий» – «ржавый» – «ржаной» пронизывает стихи – но звук не подчеркнут, он убран вглубь строфы. Так работает мастер.
        Анна Минакова дает полноценную картину, написанную точными ударами пера.
        Но все эти умения и навыки не делают поэтом даже мастера стихосложения. Поэзия требует предельной точности и не в последнюю очередь – умения всеми этими звуковыми и метафорическими красотами жертвовать.
        В стихотворении датированном мартом 2001 года – то есть в свои неполные 16 лет – Анна Минакова написала:

        В Висле исчерчено веслами
        Солнце, как рыжий овес.
        Слышен, расплесканный взрослыми,
        Стук деревянных колес.


        Пусть настроений здесь прорва, но
        Нету щемящей тоски.
        Парень в рубахе изорванной
        Голубя кормит с руки.


        Вроде бы таких юных резких стихов много, очень много на том же сайте Стихи.ru, где я это стихотворение нашел. Но строчка «Парень в рубахе изорванной» заставляет посмотреть на стихотворение по-другому. Эта «изорванная рубаха» – совершенно стихотворению не нужна, но именно она рождает образ. Это то, что Лидия Гинзбург называла – необязательная деталь. Обсуждая это определение, Гинзбург приводит пример из «Войны и мира«: (Том 3, Часть 1, XXXVII) «небольшие» руки хирурга, который оперирует раненого князя Андрея под Бородиным. Все, что описывает Толстой в этой сцене, важно и существенно для создания картины, а небольшой размер рук – совершенно несущественен. И потому он как бы добавляет новое измерение изображаемому, в силу своей нефункциональности заставляет увидеть в этот враче человека.
        В стихотворении Анны Минаковой «изорванная рубаха» тоже ничего не проясняет: мало ли почему этот парень мог ее порвать, но именно эта деталь, немотивированная внутристиховым движением, делает стихотворение настоящим, то есть увиденным. И парень становится живым. А вот этому научиться очень трудно. Может быть, нельзя. А вот это значит, что у Анны Минаковой поэтическое зрение. Она не придумывает стихи, она видит и слышит. Значит: Анна Минакова – поэт. И боюсь, что это приговор.






Наш адрес: info@litkarta.ru
Сопровождение — NOC Service