Москва Мурманск Калининград Санкт-Петербург Смоленск Тверь Вологда Ярославль Иваново Курск Рязань Воронеж Нижний Новгород Тамбов Казань Тольятти Пермь Ростов-на-Дону Саратов Нижний Тагил Краснодар Самара Екатеринбург Челябинск Томск Новосибирск Красноярск Новокузнецк Иркутск Владивосток Анадырь Все страны Города России
Новая карта русской литературы
Страны и регионы
Города России
Страны мира

Досье

Публикации

напечатать
  следующая публикация  .  Все публикации  .  предыдущая публикация  
Речь о Сергее Круглове

16.01.2009
        Вольно или невольно, поэзия сдвигает отношения между вещами и понятиями, изменяя (либо постоянно меняя) точку отсчета. Стихи Сергея Круглова, составившие две его последние книги, кажется, намечают для русского слова какую-то новую антропологию, которую сейчас не время и не место в деталях воссоздавать, но в которой я хотел бы выделить несколько черт.
        У Круглова нечасто встретишь отчуждающие местоимения «он», тем более «они», зато по-другому, с особым тщанием и ответственностью выстраиваются связи между «я» и «ты», или даже с заглавной буквы — «Ты»:

        «Пою
        Богу моему» — не
        Отчет о жесте благочестивом, но
        Заповедь, Боже, Твоя!

        Это, понятно, в корне меняет угол зрения и пропорции увиденного: «Я — это Ты», — у истоков современной поэзии сказал Новалис.
        Меняется и отношение между рождением и смертью. Все мы помним старую притчу о зерне — однако поэт идет дальше:

        В ночи я расстаться должен
        Не с плотью — что плоть — с Богом:
        Иначе умереть не выйдет.
        Не умереть — не выйдет воскреснуть.

        Так рождается мучительная диалектика неминуемого отрыва от прежнего, привычного, обогретого и вступления в новое, незнакомое и грозное. Отрыва буквально физического, не случайно этот образ так часто повторяется в кругловских стихах. Плоть у него — не опора, а то, что уязвимо и хрупко, что снашивается и рвется, — не материя, а боль. И все-таки «...раз болит, значит, живо то, что болит...».
        Самое важное в том, что между «я» и «ты» («Ты») нет пропасти, барьера, стены: иначе не было бы его стихотворения «Тело», не было бы всей поэмы «Натан». Мир Круглова устроен так, что его смысловой центр — не раздел и раскол между непримиримыми сущностями, людьми, народами, а, как ни парадоксально, граница, объемлющая и объединяющая всех. Объединяющая именно потому, что выходит за пределы каждого по отдельности и отсылает к иному, общему для нас в его инаковости уровню существования, побуждая не упираться друг в друга подозрительным взглядом, а внимательно склониться или с удивлением поднять глаза. Так происходит у Круглова тонкая настройка зрения на особые, эпифанические моменты стереоскопичного зрения, когда, как у старых итальянцев, становится видно далеко, подробно и сразу. А видеть он умеет.
        При этом иное, высокое у Круглова (речь не о размерах — о смысле) чаще всего предстает в малом, неприглядном, а потому, по привычке, незаметном. Незаметный здесь — вовсе не то же самое, что незначительный: не значащего в стихах вообще нет. Но тут речь о другом, более радикальном повороте. Кругловская поэзия, поэтическая антропология сегодняшнего опыта, обоснована никчемным, которому именно из-за его неприметности, захудалости, слабости не выжить без нашей общей о нем заботы (этой заботой, кстати, создается и совсем иное, не чванное и не агрессивное, «мы»). Мир Круглова держится недостачей — в ней, а не в избытке, чрезмерности, мощи, может быть, открываются теперь новые (как сказал бы Пауль Целан, «утопические») измерения человека.
        Говоря по неизбежности коротко, лучшие стихи в «Зеркальце» и «Переписчике» Сергея Круглова — свидетельство того, что, вопреки всему, сегодняшняя действительность и российская словесность не отрезаны неодолимой пропастью от divine poems Джона Донна и cántico espiritual Сан-Хуана де ла Крус.


  следующая публикация  .  Все публикации  .  предыдущая публикация  

Герои публикации:

Персоналии:

Последние поступления

02.06.2019
Дмитрий Гаричев. После всех собак. — М.: Книжное обозрение (АРГО-РИСК), 2018).
Денис Ларионов
06.05.2019
Владимир Богомяков в стремительном потоке времени
18.04.2019
Беседа с Владимиром Герциком
31.12.2018
Илья Данишевский. Маннелиг в цепях. Издательство "Порядок слов", 2018
Виктория Гендлина
14.10.2018
О творчестве Бориса Фалькова
Данила Давыдов
11.04.2018
Беседа с Никитой Сафоновым
28.01.2018
Авторизованный перевод с английского А. Скидана
Кевин М. Ф. Платт

Архив публикаций

 
  Расширенная форма показа
  Только заголовки

Рассылка новостей

Картотека
Медиатека
Фоторепортажи
Досье
Блоги
 
  © 2007—2017 Новая карта русской литературы

При любом использовании материалов сайта гиперссылка на www.litkarta.ru обязательна.
Все права на информацию, находящуюся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ.

Яндекс цитирования



Наш адрес: info@litkarta.ru
Сопровождение — NOC Service