Москва Мурманск Калининград Санкт-Петербург Смоленск Тверь Вологда Ярославль Иваново Курск Рязань Воронеж Нижний Новгород Тамбов Казань Тольятти Пермь Ростов-на-Дону Саратов Нижний Тагил Краснодар Самара Екатеринбург Челябинск Томск Новосибирск Красноярск Новокузнецк Иркутск Владивосток Анадырь Все страны Города России
Новая карта русской литературы
Страны и регионы
Города России
Страны мира

Досье

Публикации

напечатать
  следующая публикация  .  Все публикации  .  предыдущая публикация  
Гималайский драйв
О книге Андрея Бычкова «Дипендра»

20.09.2007
        Андрей Бычков многогранен. Кандидат физико-математических наук и прирожденный мотоциклист. Успешный сценарист и злейший враг шестидесятников. Практикующий психотерапевт и отличный прозаик (давно переводимый на Западе). Лет пять назад Бычков пытался основать движение антипостмодернистов и даже опубликовал соответствующий манифест. Его сборник «Тапирчик» наделал шуму в «актуальных» литературных кругах, а роман «Ловец» чуть было не схлопотал «Антибукера». Рассказ Бычкова про «известного румынского писателя Виктора Владимировича Ерофеева» продвинутая столичная литтусовка учила наизусть.
        Новый роман Бычкова «Дипендра» долго кочевал по столам и шкафам солидных московских издательств, прежде чем попал в «Ультра. Культуру», где и был стремительно напечатан. Причем в серии «Russkiy drive», где прежде, помимо прочего, выходили небезызвестные «Скины» Дмитрия Нестерова.
        Роман Бычкова – злой, метафизический, авантюрный, эротический, сложный. В основе сюжета – реальные события в Непале четырехлетней давности. Дипендра – наследный непальский принц, который расстрелял всю свою семью во главе с королем. Но это официальная версия случившегося, а Восток, как известно, дело темное и тонкое. Полузакрытый же от мира Непал темен вдвойне. Естественно, столь жестокое и внешне ничем не мотивированное убийство породило массу слухов и версий. Политологи спорят об этих событиях до сих пор.
        Бычков предложил свою, мистико-психоаналитическую версию трагедии в Гималаях. Изучение гештальт-терапии и восточной эзотерики не прошло даром для писателя. Дипендра – сын короля, сакрального правителя высокогорной (вспомним Ницше) страны, а потому рациональное объяснение такого поступка невозможно, считает автор предисловия Юрий Мамлеев. Кроме того, Непал расположен между Индией и Китаем, то еть на границе двух религий, двух древних культур. Роман Бычкова буквально прошит восточными учениями: тут вам и шиваизм, и тантризм, и самурайский кодекс... Но для «противовеса» в роман введен носитель русской ментальности – главный герой Виктор (Вик), друг и в каком-то смысле двойник Дипендры. А если вспомнить третьего персонажа, кроулианца и фрейдиста Криса, то триаду «Восток – Россия – Запад» в книге можно считать сформированной.
        Не случайно роман так понравился Мамлееву. Потусторонние разговоры в замызганных московских коммуналках, метафизическая богема, неизменный философский сквознячок в простых с виду фразах... Но мамлеевские сюжеты насквозь метафизичны и непостижны, а у Бычкова сюжет, несмотря на изощренность и прочие восточные орнаменты, все же тяготеет к традиционному авантюрному триллеру. Виктор, обыкновенный русский парень, отправляется в Америку учиться на компьютерщика. В злачном гей-клубе знакомится с Дипендрой, таким же студентом-раздолбаем, ярым противником западного прагматизма. Далее – череда сцен, выписанных в лучших «чернушных» традициях: совместные попойки, притоны, стриптиз-бары, проститутки. Вишну и Будду поминутно сменяет старик Фрейд: «Я знаю: они разорвали тебя в детстве, мой маленький принц. Каждый из нас разорван в детстве». Забросив учебу, Вик возвращается в Россию, где знакомится с психиатром, который дает ему деньги на поездку с девушкой в Непал, но с условием, что тот напишет для него записки о неврозе. Поездка вышла далеко не туристической: Виктор обвинен в убийстве короля и приговорен к повешению. И вот уже богиня Кали вершит над ним свой ужасный ритуал, а палач-философ смазывает маслом заржавленную крышку люка на эшафоте. Герой же в зловонной камере лихорадочно, как набоковский Цинциннат, дописывает последние страницы своих «мемуаров»...
        Отец Виктора, спившийся художник, более всех любит Коровина и Врубеля – «живое и мистическое». Между двумя этими полюсами растянут и весь роман Бычкова. Откровенно натуралистический в сценах юности героя и пьяных похождений с Дипендрой, густо фрейдистский в эротических эпизодах, возвышенно-философский в своей многозначной концовке. Жестокая и тонкая, ядовитая и нежная книга, написанная очень современно, но без утомительной и раздражающей радикальщины. Таковы же и новые рассказы Бычкова, венчающие книгу. В них тот же сплав русской и восточной метафизики, тот же дерзкий, рельефный стиль. Настоящий качественный «русский драйв».


  следующая публикация  .  Все публикации  .  предыдущая публикация  

Герои публикации:

Персоналии:

Последние поступления

02.06.2019
Дмитрий Гаричев. После всех собак. — М.: Книжное обозрение (АРГО-РИСК), 2018).
Денис Ларионов
06.05.2019
Владимир Богомяков в стремительном потоке времени
18.04.2019
Беседа с Владимиром Герциком
31.12.2018
Илья Данишевский. Маннелиг в цепях. Издательство "Порядок слов", 2018
Виктория Гендлина
14.10.2018
О творчестве Бориса Фалькова
Данила Давыдов
11.04.2018
Беседа с Никитой Сафоновым
28.01.2018
Авторизованный перевод с английского А. Скидана
Кевин М. Ф. Платт

Архив публикаций

 
  Расширенная форма показа
  Только заголовки

Рассылка новостей

Картотека
Медиатека
Фоторепортажи
Досье
Блоги
 
  © 2007—2019 Новая карта русской литературы

При любом использовании материалов сайта гиперссылка на www.litkarta.ru обязательна.
Все права на информацию, находящуюся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ.

Яндекс цитирования



Наш адрес: info@litkarta.ru
Сопровождение — NOC Service