Москва Мурманск Калининград Санкт-Петербург Смоленск Тверь Вологда Ярославль Иваново Курск Рязань Воронеж Нижний Новгород Тамбов Казань Тольятти Пермь Ростов-на-Дону Саратов Нижний Тагил Краснодар Самара Екатеринбург Челябинск Томск Новосибирск Красноярск Новокузнецк Иркутск Владивосток Анадырь Все страны Города России
Новая карта русской литературы
Страны и регионы
Города России
Страны мира

Досье

Публикации

напечатать
  следующая публикация  .  Все публикации  .  предыдущая публикация  
Двойники
В. Кальпиди. Запахи стыда. Челябинск—Пермь: Фонд "Юрятин", 1999.

31.08.2007
Vesti.Ru, 4.07.2000
        «Двойные стихи», стихи-вариации уже случались в истории литературы. Кто-то из филологов, помнится, предлагал именно таким образом печатать все варианты стихотворений Мандельштама («Стихов о неизвестном солдате», например) – не в приложении, а так, подряд. Да и сам Мандельштам включил в состав «Восьмистиший» два, имеющих общую первую строфу: «Люблю появление ткани...». Леонид Аронзон в своё время сочинил «Два одинаковых сонета». У Елены Шварц есть текст «Соловей спасающий» и «стихотворение-двойник» к нему.
        Классик уральской поэзии Виталий Кальпиди сочинил целую книгу «Запахи стыда», состоящую из стихов-вариаций. Два варианта напечатаны в отдельных книгах, «Чёрной» и «Жёлтой», объединённых общей коробкой («кассетой»). Сам Кальпиди объясняет замысел «Запахов стыда» в предисловии, повторённом в обеих половинах книги: «Техника написания была проста. Записывался текст, а потом по очереди и не очень горячим следам делалась перезапись. Так я и называл стихи в процессе работы: «запись» и «перезапись». Называл, кстати, честно, но неточно. Поэтому, чтобы не подзуживать читателя к размышлениям о первопричине, за которыми нет никакого реального пространства, я при создании «жёсткой копии» книги ограничился названиями «жёлтой» и «чёрной» записей. (И они если чему-то соответствуют, то только цвету бумаги, выбранной для более эффектной подачи иллюстраций)». Кстати, иллюстрации – этакая виртуально-кислотная графика – принадлежат постоянному художнику кальпидиевских книг Вячеславу Остапенко.
        Изощрённость построения новой книги Кальпиди двояка. Во-первых, вариации у него (в отличие от Мандельштама или Шварц, например) – не демонстрация возникновения разных смыслов внутри одного текста, одной интонации и размера, а, напротив, указание на разные точки отсчёта замысла, на разный взгляд, возможный по отношению к одному замыслу. Соответственно, отсюда и разный ритм вариаций. Вот фрагменты текстов-двойников «Косоглазие травы/воды»:

                Расклад, по-моему, таков:
                как девственник и новобранец,
                он по-пластунски, без штанов,
                заполз на женщину. Румянец

                его/её опустим. Но
                через затылок, лоб и веки
                я чёрно-белое кино
                о затемнённом Человеке

                сниму под фонограмму трав.
                воды и рыб узкоголовых,
                которые поют, украв
                для этого у насекомых

                голосовые связки...


                        («Чёрная книга»)

                Между тем, напрягая затылок и что-то ещё,
                по-пластунски заполз на жену твою тёплый подросток,
                им самим угадать – у кого? – оказалось непросто.


                        («Жёлтая книга»)

        Мотивы, связанные в тематический пучок, едины для обоих текстов, но разность интонаций позволяет Кальпиди создать два разных текста, в то же время невозможных друг без друга. По сути, две вариации в «Запахах стыда» – это кантовские антиномии в качестве поэтического приёма; художественный смысл возникает в момент их пересечения и взаимодействия. Именно так в центральном, быть может, «двойном тексте» книге – «Вампиры позорной Челябы» – в точке пересечения обеих вариаций возникает новая ветвь «региональной мифологии», связанная с нарочито игровой инфернализацией Челябинска, заселением этого континуума окказиональными мистическими персонажами (кажется, среди уральских городов самой мощной мифологией доселе отличалась Пермь; Кальпиди пересматривает подобную иерархию).
        Во-вторых, в каждой из половин книги наряду с главенствующими вариациями присутствуют «просто стихи», не имеющие своих дублей. Кальпиди пишет: «В книге есть стихи без перезаписи. И это отнюдь не назначенные мной исключения, подтверждающие самопровозглашённые правила. Просто без таких стихов не удалось обойтись». В самом деле, такие стихотворения-одиночки необходимы внутри «Запахов стыда»: это своего рода окна, зоны зияния, периоды сознательного провисания концепции, освобождающие читателя (и автора) от тотальности дублирования. Кальпиди указывает на неабсолютность метода – и тем самым метод, парадоксальным образом, приобретает черты безупречности.
        Ко всему прочему, Виталий Кальпиди создал новый жанр поэтического сборника. Жаль, что «Запахи стыда» малодоступны – это «очень своевременная книга».


  следующая публикация  .  Все публикации  .  предыдущая публикация  

Герои публикации:

Персоналии:

Последние поступления

14.10.2018
О творчестве Бориса Фалькова
Данила Давыдов
11.04.2018
Беседа с Никитой Сафоновым
28.01.2018
Авторизованный перевод с английского А. Скидана
Кевин М. Ф. Платт
13.01.2018
О книге Михаила Айзенберга «Справки и танцы»
Лев Оборин
13.01.2018
О книге: Михаил Айзенберг. Справки и танцы. – М.: Новое издательство, 2015
Алексей Конаков
13.01.2018
Евгения Вежлян

Архив публикаций

 
  Расширенная форма показа
  Только заголовки

Рассылка новостей

Картотека
Медиатека
Фоторепортажи
Досье
Блоги
 
  © 2007—2017 Новая карта русской литературы

При любом использовании материалов сайта гиперссылка на www.litkarta.ru обязательна.
Все права на информацию, находящуюся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ.

Яндекс цитирования



Наш адрес: info@litkarta.ru
Сопровождение — NOC Service