Москва Мурманск Калининград Санкт-Петербург Смоленск Тверь Вологда Ярославль Иваново Курск Рязань Воронеж Нижний Новгород Тамбов Казань Тольятти Пермь Ростов-на-Дону Саратов Нижний Тагил Краснодар Самара Екатеринбург Челябинск Томск Новосибирск Красноярск Новокузнецк Иркутск Владивосток Анадырь Все страны Города России
Новая карта русской литературы
Страны и регионы
Города России
Страны мира

Досье

Персоналии

Сергей Круглов
поэт

Людмила Вязмитинова, НЛО, №110
Рассказывая свои истории, автор «нового эпоса», говоря словами Круглова, живописует «трагическое» и «прекрасное бытование» «Бога и ближнего». Отграничивается же он не от повествуемого, а от дискредитировав­ших себя мифов культуры, не доверяя им в условиях окружающей его картины всеобщей запутанной безотрадности. Его цель — отследить ситуации, при которых, как сказано в новой книге, «жизнь начинает жительствовать», пытаясь тем самым вычленить подоплеку происходящего, пробиться к некой подлинности, заслоняемой этими дискредитировавшими себя ми­фами. Естественно, что в этой ситуации особое внимание направлено на тех, кого Круглов именует «простецами», противопоставляя им ученых «экзегетов», тогда как выступающий в роли рассказчика лирический герой за­нимает положение между ними. / далее
Данила Давыдов, Новый мир, 2009, №10
Новая книга Сергея Круглова — третья по счету после возвращения его к поэзии. Вообще, новейшая поэзия знает несколько примеров нового поэтического взлета значительных авторов после продолжительного (и принятого читателями за окончательное) «неписания»: вспоминаются и Алексей Цветков, и Олег Пащенко. Случай Круглова — самый, быть может, яркий и показательный здесь, но и наиболее специфичный. / далее
Борис Дубин, Журнальный Зал
Вольно или невольно, поэзия сдвигает отношения между вещами и понятиями, изменяя (либо постоянно меняя) точку отсчета. Стихи Сергея Круглова, составившие две его последние книги, кажется, намечают для русского слова какую-то новую антропологию, которую сейчас не время и не место в деталях воссоздавать, но в которой я хотел бы выделить несколько черт. / далее
Майя Кучерская, Ведомости, №244 (2266)
... для Круглова сочинительство — это не существование в пространстве культуры. Это способ освоения неуютной современности и образ жизни. Круглов — всего лишь акын, поющий о том, что видит. Но акын, который поет так честно, до того искренне и о таком (о литургии! о покаянии!), что пение его действительно легко принять за литературную инновацию. Это и есть инновация, только не литературная. / далее
Григорий Дашевский, Коммерсантъ «Weekend», № 45(91)
К стихам Круглова применимо то, что он сам говорит о поэзии вообще: поэзия — «как огонь небесный для фигурки из папье-маше». В огне эти фигурки — и автора, и героев, и читателя — не раскрывают своего внутреннего мира, но или сгорают, или становятся видны хорошо как никогда. / далее
OpenSpace
Сергей Круглов: Мне очень жалко москвичей, потому что они ведь тоже заняты выживанием — выживают не только люди в деревне или бомжи, выживают все, «офисный планктон» тоже выживает. Очень жаль, что люди меньше общаются. Что редко просто садятся за стол и три часа разговаривают, никуда не торопясь. Это одна из тех ценностей, которые уходят и которых жаль. Но поэзия, если она останется поэзией, а не перейдет в другое какое-то качество, — она остается. И вчерашний вечер это доказал. / далее
Елена Фанайлова, OpenSpace.ru, 14 мая 2008 г.
Рецензент этой книги намерен официально заявить, что с ее появлением в русской поэзии зафиксирован беспрецедентный случай. Начало истории не вполне рядовое, но и не то чтобы совсем невозможное: проживающий в городе Минусинске поэт Сергей Круглов обратился, стал священником, перестал писать. Через некоторое время снова начал. Легче всего предположить, что новые стихи оказались хуже прежних. / далее
Борис Дубин, Новое литературное обозрение, 2007, №87
Понятно, что у Круглова чаще говорит другой, а не поэт (Поэт). Больше того, у него и поэт — другой, один из многих, претендовать на какую бы то ни было исключительность он не может, да, судя по всему, и не хочет. Такой эпический поворот вообще характерен для сегодняшней российской поэзии, в которой самодержавному и повелительному «я» поэта-демиурга, кажется, нет места (это вовсе не значит, что нет места высокому); важно, однако, всякий раз уточнять, кто этот другой. / далее
Дмитрий Кузьмин, Современная русская литература с Вячеславом Курицыным
Наиболее ярким свидетельством поколенческой консолидации является деятельность Союза молодых литераторов «Вавилон»: два всероссийских фестиваля, семь выпусков альманаха молодой поэзии, шестнадцать авторских книг в серии "Библиотека молодой литературы", один из первых в России литературных сайтов в Интернете, - вот лишь краткий перечень сделанного Союзом за 8 лет существования. / далее
Дмитрий Кузьмин, С. Круглов. Снятие Змия со Креста. — М.: НЛО, 2003.
Если Рембо был видимым во все концы лесным пожаром, Красовицкий, пусть, городским, то Круглов – подземным, торфяным, незримым: на поверхности литературной жизни цвели все цветы, а потом вдруг оказалось, что обрушился целый пласт, канул в раскаленную бездну. / далее
Галина Ермошина, Русский журнал
Человека охватывает темнота, заключает в кокон. Движение на ощупь, рискуя потерять все. Не попытка взгляда, а испуг прикосновения. Человек не выбирает, а пытается сохранить возможность движения вперед. / далее
Елена Фанайлова, Критическая масса, №2, 2004
История кино воссоздавалась в отдельно взятом сознании маргинала через подпольное видео. Поэзию этого времени нельзя читать без учета этого обстоятельства. Время монтируется поэтами, как планы-эпизоды. В «Сталкере» есть такой: Мартышка, дочь Сталкера, двигает взглядом стакан по столу, а в воздухе летает пух. Личное время Круглова напоминает о медленном времени Тарковского. Круглов экранизирует апокрифы. / далее
Архив публикаций
 

Все персоналии

Андрей Арьев филолог, критик, прозаик
Санкт-Петербург
Литературовед, критик, прозаик. Родился в 1940 г. в Ленинграде. Окончил филологический факультет ЛГУ (1964). Работал редактором, экскурсоводом в заповеднике «Пушкинские горы», затем в журнале «Звезда». Публиковал прозу с 1972 г., сперва в официальной периодике, затем скорее в самиздате и за границей. Выступал публикатором и комментатором произведений Сергея Довлатова, опубликовал воспоминания о нем. Живет в Санкт-Петербурге.
...


Максим Гуреев прозаик
Москва
Прозаик. Родился в 1966 году. Окончил филологический факультет МГУ (1988), занимался также в семинаре Андрея Битова в Литературном институте. С 1996 года работает в документальном кино, сценарист и режиссер более шестидесяти фильмов. Дебютировал как прозаик в 1997 году, в 2011 году выпустил первую книгу. Короткий список премии «НОС» (2014).
...

Все институции

Классики XXI века клуб
Москва
Литературный клуб «Классики XXI века» открыт при Московской государственной библиотеке им А.П. Чехова. Здесь выступали наиболее значительные современные авторы – поэты, прозаики, критики из Москвы, Санкт-Петербурга, других российских городов, из ближнего и дальнего Зарубежья.
...


Представляем проект

Национальный бестселлер
Российская литературная премия


Рассылка новостей

Картотека
Медиатека
Фоторепортажи
Досье
Блоги
 
  © 2007—2019 Новая карта русской литературы

При любом использовании материалов сайта гиперссылка на www.litkarta.ru обязательна.
Все права на информацию, находящуюся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ.

Яндекс цитирования



Наш адрес: info@litkarta.ru
Сопровождение — NOC Service