Москва Мурманск Калининград Санкт-Петербург Смоленск Тверь Вологда Ярославль Иваново Курск Рязань Воронеж Нижний Новгород Тамбов Казань Тольятти Пермь Ростов-на-Дону Саратов Нижний Тагил Краснодар Самара Екатеринбург Челябинск Томск Новосибирск Красноярск Новокузнецк Иркутск Владивосток Анадырь Все страны Города России
Новая карта русской литературы
Страны и регионы
Города России
Страны мира

Досье

Персоналии

Сергей Круглов
поэт

Людмила Вязмитинова, НЛО, №110
Рассказывая свои истории, автор «нового эпоса», говоря словами Круглова, живописует «трагическое» и «прекрасное бытование» «Бога и ближнего». Отграничивается же он не от повествуемого, а от дискредитировав­ших себя мифов культуры, не доверяя им в условиях окружающей его картины всеобщей запутанной безотрадности. Его цель — отследить ситуации, при которых, как сказано в новой книге, «жизнь начинает жительствовать», пытаясь тем самым вычленить подоплеку происходящего, пробиться к некой подлинности, заслоняемой этими дискредитировавшими себя ми­фами. Естественно, что в этой ситуации особое внимание направлено на тех, кого Круглов именует «простецами», противопоставляя им ученых «экзегетов», тогда как выступающий в роли рассказчика лирический герой за­нимает положение между ними. / далее
Данила Давыдов, Новый мир, 2009, №10
Новая книга Сергея Круглова — третья по счету после возвращения его к поэзии. Вообще, новейшая поэзия знает несколько примеров нового поэтического взлета значительных авторов после продолжительного (и принятого читателями за окончательное) «неписания»: вспоминаются и Алексей Цветков, и Олег Пащенко. Случай Круглова — самый, быть может, яркий и показательный здесь, но и наиболее специфичный. / далее
Борис Дубин, Журнальный Зал
Вольно или невольно, поэзия сдвигает отношения между вещами и понятиями, изменяя (либо постоянно меняя) точку отсчета. Стихи Сергея Круглова, составившие две его последние книги, кажется, намечают для русского слова какую-то новую антропологию, которую сейчас не время и не место в деталях воссоздавать, но в которой я хотел бы выделить несколько черт. / далее
Майя Кучерская, Ведомости, №244 (2266)
... для Круглова сочинительство — это не существование в пространстве культуры. Это способ освоения неуютной современности и образ жизни. Круглов — всего лишь акын, поющий о том, что видит. Но акын, который поет так честно, до того искренне и о таком (о литургии! о покаянии!), что пение его действительно легко принять за литературную инновацию. Это и есть инновация, только не литературная. / далее
Григорий Дашевский, Коммерсантъ «Weekend», № 45(91)
К стихам Круглова применимо то, что он сам говорит о поэзии вообще: поэзия — «как огонь небесный для фигурки из папье-маше». В огне эти фигурки — и автора, и героев, и читателя — не раскрывают своего внутреннего мира, но или сгорают, или становятся видны хорошо как никогда. / далее
OpenSpace
Сергей Круглов: Мне очень жалко москвичей, потому что они ведь тоже заняты выживанием — выживают не только люди в деревне или бомжи, выживают все, «офисный планктон» тоже выживает. Очень жаль, что люди меньше общаются. Что редко просто садятся за стол и три часа разговаривают, никуда не торопясь. Это одна из тех ценностей, которые уходят и которых жаль. Но поэзия, если она останется поэзией, а не перейдет в другое какое-то качество, — она остается. И вчерашний вечер это доказал. / далее
Елена Фанайлова, OpenSpace.ru, 14 мая 2008 г.
Рецензент этой книги намерен официально заявить, что с ее появлением в русской поэзии зафиксирован беспрецедентный случай. Начало истории не вполне рядовое, но и не то чтобы совсем невозможное: проживающий в городе Минусинске поэт Сергей Круглов обратился, стал священником, перестал писать. Через некоторое время снова начал. Легче всего предположить, что новые стихи оказались хуже прежних. / далее
Борис Дубин, Новое литературное обозрение, 2007, №87
Понятно, что у Круглова чаще говорит другой, а не поэт (Поэт). Больше того, у него и поэт — другой, один из многих, претендовать на какую бы то ни было исключительность он не может, да, судя по всему, и не хочет. Такой эпический поворот вообще характерен для сегодняшней российской поэзии, в которой самодержавному и повелительному «я» поэта-демиурга, кажется, нет места (это вовсе не значит, что нет места высокому); важно, однако, всякий раз уточнять, кто этот другой. / далее
Дмитрий Кузьмин, Современная русская литература с Вячеславом Курицыным
Наиболее ярким свидетельством поколенческой консолидации является деятельность Союза молодых литераторов «Вавилон»: два всероссийских фестиваля, семь выпусков альманаха молодой поэзии, шестнадцать авторских книг в серии "Библиотека молодой литературы", один из первых в России литературных сайтов в Интернете, - вот лишь краткий перечень сделанного Союзом за 8 лет существования. / далее
Дмитрий Кузьмин, С. Круглов. Снятие Змия со Креста. — М.: НЛО, 2003.
Если Рембо был видимым во все концы лесным пожаром, Красовицкий, пусть, городским, то Круглов – подземным, торфяным, незримым: на поверхности литературной жизни цвели все цветы, а потом вдруг оказалось, что обрушился целый пласт, канул в раскаленную бездну. / далее
Галина Ермошина, Русский журнал
Человека охватывает темнота, заключает в кокон. Движение на ощупь, рискуя потерять все. Не попытка взгляда, а испуг прикосновения. Человек не выбирает, а пытается сохранить возможность движения вперед. / далее
Елена Фанайлова, Критическая масса, №2, 2004
История кино воссоздавалась в отдельно взятом сознании маргинала через подпольное видео. Поэзию этого времени нельзя читать без учета этого обстоятельства. Время монтируется поэтами, как планы-эпизоды. В «Сталкере» есть такой: Мартышка, дочь Сталкера, двигает взглядом стакан по столу, а в воздухе летает пух. Личное время Круглова напоминает о медленном времени Тарковского. Круглов экранизирует апокрифы. / далее
Архив публикаций
 

Все персоналии

Ольга Седакова поэт
Москва
Родилась в 1949 г. в Москве. Окончила филологический факультет МГУ и аспирантуру Института славяноведения и балканистики, кандидат филологических наук. Преподает на философском факультете МГУ. Лауреат Премии Андрея Белого (1983), Европейской премии поэзии (Рим, 1995), премии имени Владимира Соловьева "Христианские корни Европы" (Ватикан, 1998), премии Солженицына (2003) и др. Доктор теологии honoris causa Европейского гуманитарного университета в Минске.
...


Александр Шмидт поэт
Казахстан
Родился в 1949 г. в Семипалатинской обл. Окончил факультет журналистики Казахстанского университета и Высшие литературные курсы. Жил в Казахстане, опубликовал несколько книг стихов в Алма-Ате, печатался также в журнале "Крещатик", "Антологии русского верлибра", антологии "Освобожденный Улисс" и др. Переводил с немецкого стихи Эриха Фрида. С конца 1990-х в Ганновере, с 2005 г. в Берлине.
...

Все институции

ZAART журнал
Екатеринбург
Информационно-аналитическое издание, посвященное культурной и художественной жизни Уральского региона и его связям с российскими и общемировыми художественными процессами. Издается с 2003 года периодичностью раз в три месяца (4 номера в год).
...


Представляем проект

Литературная преми «Русский Букер»
Литературная премия


Рассылка новостей

Картотека
Медиатека
Фоторепортажи
Досье
Блоги
 
  © 2007—2016 Новая карта русской литературы

При любом использовании материалов сайта гиперссылка на www.litkarta.ru обязательна.
Все права на информацию, находящуюся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ.

Яндекс цитирования



Наш адрес: info@litkarta.ru
Сопровождение — NOC Service