Москва Мурманск Калининград Санкт-Петербург Смоленск Тверь Вологда Ярославль Иваново Курск Рязань Воронеж Нижний Новгород Тамбов Казань Тольятти Пермь Ростов-на-Дону Саратов Нижний Тагил Краснодар Самара Екатеринбург Челябинск Томск Новосибирск Красноярск Новокузнецк Иркутск Владивосток Анадырь Все страны Города России
Новая карта русской литературы
Страны и регионы
Города России
Страны мира

Досье

Персоналии

Дмитрий Александрович Пригов
поэт, прозаик

Данила Давыдов, Книжное обозрение, № 52 (2166)
Здесь и особые градации, в которых абсурд и выморачивание смысла нарастают от текста к тексту, и деконструирующие магический тип мышления «Невероятные случаи». / далее
Дмитрий Кузьмин, Рец, 2008, № 48, январь
Этот беглый очерк современной русской поэзии появился на свет благодаря московскому корреспонденту испанской газеты "Эль Паис" Родриго Фернандесу, в середине 2005 года приславшему мне письмо следующего содержания: "Я готовлю сейчас большой материал о русской литературе, и мне остается написать только небольшую статью о русской поэзии. В этой связи я обращаюсь к Вам за помощью и прошу Вас ответить на два вопроса: 1. Какие течения существуют сейчас в русской поэзии; 2. Назовите десять (15-20) самых значительных пишущих сейчас поэтов и буквально в одной-двух фразах охарактеризуйте их творчество. Ваши ответы будут использованы в материале, естественно, со ссылкой на Вас". После первого изумления мне подумалось, что при всей экстравагантности постановки вопроса в нем есть большая доля правды: в самом деле, картина современной русской поэзии настолько пестра и разнообразна, что требует уже какого-то общего плана. / далее
Дмитрий Кузьмин, Арион, 2002, №1
Размышляющие о литературной эволюции часто оказываются в плену у въевшейся пушкинской формулы про благословение старика Державина, превратившейся из факта биографии классика в идеальную схему сродни библейской: Авраам роди Исаака. Мысль Тынянова о том, что литературное наследование идет не по прямой, а «от дяди к племяннику», воспринимается по большей части как изящный парадокс, bon mot, — да и затруднительно оперировать такими простыми степенями родства на материале бесконечно многоголосой русской поэзии XX века. / далее
Михаил Эпштейн, Знамя, 2009, №10
Вообще приговские стихи, вопреки их поверхностно бытовой фактуре, невероятно абстрактны, они сразу, одним рывком, выскакивают на уровень обобщений. / далее
Михаил Айзенберг, OpenSpace.ru
Осенью 1975 года на подходе к Страстному бульвару я заступил дорогу Д.А. Пригову и, взмахнув рукой, прочитал ему его же стихотворение. Только день назад я выудил его из пухлой кипы Диминых произведений разного рода и качества, чем и объяснялось мое воодушевление. Дима смотрел на меня со странным выражением. Уверен, что ему впервые читали наизусть его стихи. / далее
Кирилл Решетников (Шиш Брянский), Газета - GZT.ru
В конце прошлой недели завершилась культурологическая конференция, посвященная творчеству Дмитрия Пригова - поэта, прозаика, графика и медиахудожника, одного из наиболее крупных и самобытных деятелей постсоветского искусства. В двухдневном мероприятии участвовали в основном представители академического мира, посвятившие свои выступления вопросу о месте Пригова в современной культуре и различным аспектам его наследия. / далее
Михаил Калужский, Русский репортер
«Дело в том, что я не поэт, а деятель культуры, который планирует свою деятельность в пределах культурного пространства. Смерть является экстракультурным феноменом либо границей культурного пространства. Она может являться неким пределом культурной деятельности, но никогда не входит в состав ее…» / далее
Григорий Дашевский, Коммерсантъ Weekend, № 17(63)
Пространство, в котором можно выжить, в котором есть чем дышать и не под куполом общего мифа, и не в скафандре мифа личного, казалось ему утопией. / далее
Михаил Айзенберг, Взгляд на свободного художника, М.: Гендальф, 1997
О том, что концептуализм умер, доказательно поговаривали уже в начале восьмидесятых, и доказывали это не какие-то сторонние недоброжелатели, но основные действующие лица нового в ту пору художественного движения. К тому времени концептуализм как оформленное, отмеченное специальным термином течение существовал в России всего несколько лет. / далее
Александр Бараш, НЛО, 2007, №87
Присутствие Пригова в русской поэзии исчисляется тремя десятилетиями. С конца семидесятых годов, для читающей публики — начиная с подборки в журнале «А—Я» и широкого распространения в самиздате. Все это время его присутствие было значимо; в разные периоды оно имело разную интенсивность в том или ином виде деятельности, но фермент свободы и просвещенности, живости и точности несло в себе всегда. / далее
Дмитрий Кузьмин, Новое литературное обозрение, 2001, №50
Множественность сосуществующих в одну эпоху живых языков предоставляла авторам новые возможности, бо́льшую свободу маневра: легко увидеть, например, как в «серебряном веке» разброс индивидуальных поэтик внутри одной поэтической группы неуклонно возрастал от старших символистов к младшим, затем к футуристам и акмеистам — по мере того как возрастало количество «точек иного» в литературном пространстве, по отношению к которым автор мог самоопределяться / далее
Леонид Костюков, Русский журнал
«Знамя» борется за первенство именно в своем секторе; проза в «Знамени» — не в каком-то расплывчатом смысле лучшая, а самая что ни на есть толстожурнальная. / далее
Михаил Берг, Коммерсантъ
Дмитрию Александровичу Пригову давно не дает покоя Пушкин. Даже то, что известный поэт-концептуалист получил в начале 90-х престижную Пушкинскую премию, не умерило его желания по-своему разрабатывать пушкинскую тему. Понятно, что Пригову интересен не Пушкин — автор стихов, драм, статей и «Повестей Белкина», а Пушкин мифологический, поп-герой сначала советской, а теперь и российской литературы. / далее
Андрей Василевский, Новый мир, №4, 1997
Авторы не новаторы или традиционалисты, авангардисты или консерваторы. Они оба профессионалы. Оба, используя термин из современной музыки, работают в пределах мейнстрима. Главного течения. То, что когда-то было свежо, сегодня обыкновенно, но еще не старомодно. Традиция без архаики. Кажется, что сегодня так пишут все. Анонимная, всеобщая поэзия. / далее
Архив публикаций
 

Все персоналии

Ольга Седакова поэт
Москва
Родилась в 1949 г. в Москве. Окончила филологический факультет МГУ и аспирантуру Института славяноведения и балканистики, кандидат филологических наук. Преподает на философском факультете МГУ. Лауреат Премии Андрея Белого (1983), Европейской премии поэзии (Рим, 1995), премии имени Владимира Соловьева "Христианские корни Европы" (Ватикан, 1998), премии Солженицына (2003) и др. Доктор теологии honoris causa Европейского гуманитарного университета в Минске.
...


Михаил Еремин поэт
Санкт-Петербург
Поэт. Родился в 1936 г. Окончил филологический факультет Ленинградского университета. Входил в состав одной из первых неформальных литературных групп Ленинграда конца 50-х гг. – "УВЕК" (Уфлянд–Виноградов–Еремин–Кулле), затем известной также как "филологическая школа". Автор шести книг, принципиально названных одинаково: "Стихотворения". Лауреат Премии Андрея Белого 1998 года. Живет в Санкт-Петербурге.
...

Все институции

Вагант издательство
Уфа
Университетское, а затем независимое издательство, выпускавшее книги современных русских писателей Башкортостана.
...


Представляем проект

Бунинская премия
Ежегодная литературная премия


Рассылка новостей

Картотека
Медиатека
Фоторепортажи
Досье
Блоги
 
  © 2007—2019 Новая карта русской литературы

При любом использовании материалов сайта гиперссылка на www.litkarta.ru обязательна.
Все права на информацию, находящуюся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ.

Яндекс цитирования



Наш адрес: info@litkarta.ru
Сопровождение — NOC Service