Москва Мурманск Калининград Санкт-Петербург Смоленск Тверь Вологда Ярославль Иваново Курск Рязань Воронеж Нижний Новгород Тамбов Казань Тольятти Пермь Ростов-на-Дону Саратов Нижний Тагил Краснодар Самара Екатеринбург Челябинск Томск Новосибирск Красноярск Новокузнецк Иркутск Владивосток Анадырь Все страны Города России
Новая карта русской литературы
Страны и регионы
Города России
Страны мира

Досье

Персоналии

Николай Кононов
поэт, прозаик, издатель

Игорь Гулин, Openspace
То, что прекрасный поэт Николай Кононов пишет прозу, выглядит немножко странно. Прозу не эссеистическую, не мемуарную, не экспериментальную или «поэтическую» («на грани стиха», если воспользоваться названием рубрики журнала «Воздух») — удач на каждый из этих случаев можно набрать внушительное количество. А будто бы традиционную — с героями, биографиями. Кажется, зона эта в современной русской литературе настолько зыбкая, что человеку, умеющему нечто другое (а в случае Кононова — это «другое» во многом определяющему), туда вроде бы незачем соваться. Поэтому от каждой прозаической книжки Кононова есть ощущение некоторого сбоя, отклонения с пути. И от ощущения этого не стоит отмахиваться — наоборот, этим отклонением, заходом «не туда» они, кажется, во многом и существуют. / далее
Никита Елисеев, Эксперт Северо-Запад, №24 (422), 22 июня 2009
Когда-то замечательный исследователь русской культуры Лидия Гинзбург сетовала: трудно воспринимать «Евгения Онегина» «голыми глазами» – непосредственно, без налипших на роман в стихах толкований, объяснений, экранизаций и иллюстраций. Кажется, сейчас приспело время «голых глаз». / далее
Александр Уланов, Знамя, 1999, №5
Книга невелика, но есть в ней многое, точнее, многие. / далее
Александр Дмитриев, Новое литературное обозрение, 2005, №72
На обложке «Нежного театра» Николая Кононова — жанровый подзаголовок «шоковый роман». Дано ли это авторское определение в смысле перцептивном или моральном? После Батая, канонизации де Сада или сорокинских кунштюков кого, собственно, должен шокировать этот спрятанный, но все же ощутимый отроческий трепет прозы Кононова? / далее
Игорь Померанцев, Urbi: Литературный альманах. Выпуск десятый, СПб.: Атос, 1997
Слово-ловитор захватывает слово-вольтижера у лучезапястного сустава, раскачивается с ним и возвращает вольтижера обратно в стих. Подбрасывается же слово батутом, впервые примененным авангардистом Эвальдо в 1928 году. / далее
Татьяна Кучина, Татьяна Кучина. Поэтика «я»-повествования в русской прозе конца ХХ – начала ХХI века. – Ярославль, 2008. – С. 54-93.
Оба романа Николая Кононова – «Похороны кузнечика» (1993, 1999) и «Нежный театр» (1996, 2004) – являются составляющими единого метатекста, причем вполне определенно можно утверждать, что наряду с прозой в его составе можно рассматривать и поэтические произведения автора. Центром – и сюжетным, и повествовательным – этого метатекста оказывается «я»-повествователь, вне видения и понимания которого в романном мире не существует ни одного материально-предметного и смыслового компонента. / далее
Никита Елисеев, Новый мир, 2002, №4
В обществе, из которого все мы вышли, сложно было с эротикой. С эстетикой было попроще. Что же касается соотношения эротики и эстетики, то тут наступали и вовсе кафкианские сюжеты. / далее
Евгения Вежлян, Новый мир, 2008, №5
;В многообразных по жанру текстах Николая Кононова, иногда удивляющих, иногда шокирующих, плывущих, противоречивых, разом — липких, разом — просветленных, как невидимая осенняя паутина, и всегда — тяжелых и вязких, как неизвестный сироп в наполненной светом банке, есть нечто, что делает их единой книгой, — некое интеллектуально фундированное переживание, до сих пор осознаваемое отечественной культурой как запретное, а значит — не поддающееся вербализации в публичном пространстве… / далее
Виктор IванIв, Textonly, №20
Юноша, плывущий по Волге в утлой лодочке в яркий и царственный солнечный день, юноша словно знающий о том, что шепчет, убаюкивая, волна, что ночной обряд инициации, что ждет его после того, как погаснут сторожевые огоньки и улягутся верные собаки, так и не вернет ему мать, умершую так давно, что он не помнит ее лица, а даст ему только нежное тело и обманчивую грезу о святом семействе. / далее
Андрей Урицкий, Новое литературное обозрение, 2005, №72
Мотив инцеста у Кононова присутствует постоянно. Судя по всему, для Кононова-прозаика высшая степень близости — близость эротическая. Отсюда и навязчивое представление об инцесте, ибо как иначе можно максимально приблизиться к родным людям? Но инцест табуирован, и здесь вновь возникает разрыв между желанием и запретом. / далее
Александр Уланов, Дружба народов, №2, 2002
Наконец-то поэзия стала частным, личным делом. Поэт — аутсайдер относительно любой, не только советской, системы. Теперь он уходит не в дворники или сторожа (хотя иногда и туда тоже), а в журналисты или служащие рекламного агентства — и продолжает свой поиск посредством речи. И стихи способны говорить сами за себя. / далее
Валерий Шубинский, Знамя, №7, 2002
В Таллинне есть башня – Кик-ин-де-Кек («Загляни в кухню»). Оттуда и впрямь было видно, что делается на кухнях горожан. Так и наш поэт иногда прямо с башни нюхает запахи стряпни – физиологической жизни «низа». Иногда спускается вниз. Многие его «горизонтальные» стихи – своего рода отчеты о странствиях обитателя башен по городским улицам. Часто эти странствия небезопасны. Собственно, их ценность для нас как раз и измеряется их небезопасностью. / далее
Мила Ястреб, Петербургский книжный вестник, №2 (3), 1998
«Цель поэзии – поэзия». Цель, преследуемая автором книги «Змей», есть красота – и не как защита от действительности, но как нападение, как брошенная ей перчатка. Поединок Аполлона и Марсия, с коего, живого, Кифаред, как известно, снял шкуру, – обретает у Кононова новое, современное звучание. / далее
Дмитрий Авдеев, Критическая Масса, №1, 2005
Интенсивный аналитизм формирует целые объемные эпизоды, насыщенные утонченной художественной схоластикой: псевдосиллогическими оборотами, начинающимися словом «ведь», риторическими вопросами, разветвленными доказательствами ad absurdo. Все эти подступы, возвраты, комментарии напоминают еретический апокриф или же леммы к таинственной теореме. / далее
Дмитрий Авдеев, Новое литературное обозрение, Вып. 60, 2003
Танатос, Эрос? – куда как громко! Смерть из далекого предела превратилась в свойство ущербного времени, в дурную конечность пространства, ограниченного бьющейся на рельсовых стыках заплеванной каморкой тамбура. И Мальштрем незаконной страсти разряжается в простом прикосновении двух рук, на мгновение покрывших друг друга. / далее
Владимир Елистратов, Знамя, №3, 2005
Роман Николая Кононова оставляет очень сложное, в высшей степени неоднозначное впечатление. Наверное, это и входило в задачу автора. В сверхзадачу. А у автора была именно сверхзадача. Это видно. / далее
Михаил Золотоносов, Новый мир, №9, 1999
Я не могу сказать, что я не люблю метафизики, – я не люблю ее убогое понимание. Есть метафизика спекулятивная, механицизм в некотором смысле или плоская система объяснений. А есть метафизика, которая решает проблемы бытия. Например, метафизика в хайдеггеровском смысле. Это вечная проблема достоверности нашего сознания, нашего знания, нашего чувства. Это та метафизика, где сильно выражено наше «я». В моем понимании есть метафизика безличностная и личностная. И первую я не выношу. / далее
Архив публикаций
 

Все персоналии

Станислав  Красовицкий поэт
Москва
Поэт. Родился в 1935 г. Закончил Московский институт иностранных языков. Во второй половине 1950-х – одна из центральных фигур зарождающейся неподцензурной поэзии. В начале 1960-х отказывается всего написанного и обращается к религиозной деятельности. В настоящее время – священник Русской зарубежной православной церкви.
...


Валерий Уколов прозаик, поэт
Ростов-на-Дону
Поэт, прозаик. Родился в 1963 г. Окончил биологический факультет Ростовского университета. Публикации в российской и региональной периодике, а также в Интернете.
...

Все институции

Абзац журнал
Тверь
«Абзац» — литературно-художественный альманах. Выходит два раза в год. В альманахе наравне со стихами и прозой публикуется графика, являющаяся, по мнению редакции, полноценным и равноправным художественным высказыванием. Изначально альманах задумывался как выражение мировосприятия «поколения 90-х», период взросления которого пришелся на время смены идеологий.
...


Представляем проект

Континент
Литературный, публицистический и религиозный журнал


Рассылка новостей

Картотека
Медиатека
Фоторепортажи
Досье
Блоги
 
  © 2007—2017 Новая карта русской литературы

При любом использовании материалов сайта гиперссылка на www.litkarta.ru обязательна.
Все права на информацию, находящуюся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ.

Яндекс цитирования



Наш адрес: info@litkarta.ru
Сопровождение — NOC Service