Москва Мурманск Калининград Санкт-Петербург Смоленск Тверь Вологда Ярославль Иваново Курск Рязань Воронеж Нижний Новгород Тамбов Казань Тольятти Пермь Ростов-на-Дону Саратов Нижний Тагил Краснодар Самара Екатеринбург Челябинск Томск Новосибирск Красноярск Новокузнецк Иркутск Владивосток Анадырь Все страны Города России
Новая карта русской литературы
Страны и регионы
Города России
Страны мира

Досье

Персоналии

Алексей Парщиков
поэт

Евгения Вежлян, Новый Мир, №1
Читая посвященные Парщикову материалы, написанные людьми, многие из которых (как Драгомощенко, Левкин, Иличевский) сегодня признаны и активны, понимаешь, насколько тесно осмысление ими Парщикова связано с их собственными творческими интенциями. Они, столь разные, принадлежащие к разным поколениям (Драгомощенко 1946 года рождения, Иличевский — 1970-го), через Парщикова — связаны, и эта «связь» важнее, чем влияние. Связь через «установку», смысл которой теперь можно понять лишь «рецептивно», ибо именно в осмыслении «витгенштейновской семьи» она дает школу — в таком виде не прекращающуюся со смертью основателя.

Ключевое для этой «установки» слово — «сложность». Но «сложность» не нарочитая, а неизбежная, связанная с фиксацией современной «картины мира» и с невозможностью отбросить и обойти представление о ее неоднородности после того, как оно «схвачено» и осмыслено. Поэзия, подчиненная этой установке, проблематизирует сам акт восприятия, подобно тому как постконцептуалистская установка проблематизирует акт творчества и речи. Все возможности высказывания исчерпаны, и нужно вернуться к вещам, говорят постконцептуалисты, с помощью «прямого высказывания», вернуться к «простоте» через усложнение коммуникативной стратегии речи. Противоположная установка исходит из обратного: сложность мира, его многомерность — неисчерпаемый источник поэзии, которая пишется без оглядки на уже-сказанное, но — феноменологически, фиксируя не воспринятый мир, а скорее мир в процессе «воспринимания» и само «воспринимание» мира. Что существенно меняет статус слова, деавтоматизируя отношения слова и вещи, приводя к семантическому сдвигу. Слово становится самозначимым (недаром Парщиков, да и все «парщиковцы» так интересуются Хлебниковым). Реальность теряет единство и раскладывается на множество плоскостей (как у Филонова). Вещи не удерживаются в своих границах и перетекают друг в друга (как в картинах сюрреалистов). В основе усложнения здесь — визуальная культура (Парщиков любил и тонко чувствовал фотографию, Жданов в настоящее время продолжает поэзию средствами этого искусства, Арабов пишет киносценарии). В контексте парщиковской школы литература всегда больше, чем просто литература. / далее
Александр Уланов, Новое литературное обозрение, 2005, №76
Сквозные темы этого стихотворения Алексея Парщикова — изменение прошлого под различными взглядами из будущего, природа и техника, тоталитарность и органичность. Субъект речи (в данном случае — субъект воспоминания, потому что все стихотворение — воспоминания различных людей), как минимум, двойственен, причем автор не обозначает моменты перехода речи от одного к другому. / далее
Мэрджори Перлофф, Новое литературное обозрение, 2009, №98
В 1990 году в аспирантуру моего университета, Стэнфорда, поступил Алексей Парщиков, которому тогда было 36 лет: мне посчастливилось читать ему курс по авангардной поэтике. То было замечательное время для русско-американских литературных и культурных связей. / далее
Евгений Осташевский, Новое литературное обозрение, 2009, №98
Алёша Парщиков поступил в аспирантуру Стэнфордского университета в сентябре 1990-го. Землетрясение за год до этого перебросило кафедры иностранных литератур с центральной площади кампуса, построенной то ли в романском, то ли в испаноколониальном стиле, в слепые фургончики, наспех установленные на периферии. Восьмистишье «Всё так и есть» описывает ландшафт его новой жизни — пустующий стадион, аспирантскую деревню, барбекю с незнакомыми людьми и откровениями на сейсмологические темы. / далее
Дмитрий Голынко-Вольфсон, Новое литературное обозрение, № 98
Даже беглый обзор литературной критики, появившейся за последние десять, а то и двадцать лет, доказывает, что Алексей Парщиков — один из самых непрочитанных, непонятых, не включенных в медийный мейнстрим «художников современной жизни», если воспользоваться формулой Шарля Бодлера. Причем его печатно-публикационная карьера в эти годы складывалась вполне благополучно, если не сказать — успешно. / далее
Михаил Эпштейн, Новое литературное обозрение, № 98
Если бы у душевной жизненности, живоприимчивости, животворности была своя биологическая мера, Алеша пережил бы всех. Он был наделен разнообразными дарами, и не любительски обширными и смазанными, а с твердой хваткой мастера каждого дела. / далее
Аркадий Драгомощенко, Новое литературное обозрение , № 98
Его первое чтение «Я жил на поле Полтавской битвы» — здесь, тогда в Ленинграде, не столько удивило, сколько предложило иные предметы для рассуждения. Поставьте год. / далее
Ксения Щербино, Владислав Поляковский, Новое литературное обозрение, №97, 2009
Сложилось так, что за Алексеем Парщиковым закрепилась слава метареалиста, отца-основателя этого направления. Многие более поздние авторы «поколения тридцатилетних», ограничить письмо которых этим определением язык не поворачивается, признают Парщикова своим учителем, во многом сформировавшим и определившим облик современной отечественной поэзии — наряду с такими культовыми фигурами, как Иосиф Бродский, Виктор Кривулин или Виктор Соснора / далее
Сергей Соловьёв, Литературная афиша
Он взвинчивает скорость, ведя строку многоярусным смысловым потоком, схлестывая дискретность и непрерывность под разными углами, доводя эту скорость до точки силы, до обморочного равновесия, до иллюзии реверса, до запятой под пяткой падающего колосса. События движутся с разных сторон одновременно, меняя черты, ракурсы, перспективы. Сценарный подход; крупные планы, мизансцены, ремарки. Вниманье к теории кино, Эйзенштейн в закладках. Монтаж, нарезка. / далее
Дмитрий Бавильский, Частный корреспондент
        Все, что он делал, было межжанровым и не укладывалось ни в какие привычные рамки — стихи, похожие на эссе и прозаические отрывки, напоминающие интеллектуально озабоченную лирику.
        Он и сам весь был таким, как его тексты — межжанровым, ершистым и непредсказуемым в своих поисках, непохожим на то, что делалось или писалось раньше. До него.
        Зато он был похожим на синтаксис своих текстов — свингующий, со смещенным центром тяжести. Энциклопедически образованный, Парщиков спрягал разнородные символы и явления в тугой, неразрешимый узел. / далее
Татьяна Щербина, Частный корреспондент
        ...Алеша оборудовал себе метафизическую пещеру, уединение, в котором хранились стихи, письма, чтение.
        Там он жил со своим талантом, как в алхимической лаборатории, — музыка, художники, философы, из всего он извлекал смыслы и сопоставления, писал, гулял, один и с друзьями, — только в этой своей пещере он был свободен и не рассчитывал вообще ни на что. / далее
Андрей Левкин, Polit.ru
Суббота — девятый день от смерти Алексея Парщикова, но писать и сегодня сложно. Это не о личном, просто за двадцать пять лет все уже как-то так вместе, что не найти точки, из которой объяснишь, что именно он делал. Надо бы от чего-то оттолкнуться. / далее
Михаил Трофименков, Коммерсантъ, № 60/П(4115)
В ночь на пятницу на 55-м году жизни в Кельне умер Алексей Парщиков, один из самых ярких поэтов 1980-х годов, участник одной из последних в России литературных группировок — метареалистов или метаметафористов. / далее
Русский журнал
Алексей Парщиков: Я действительно не чужой в Москве. Я - один из тех, кто составил новую генерацию людей, имеющих возможность выезжать, не теряя гражданства, с меня фактически началось обучение представителей России в гуманитарной аспирантуре Стенфорда. Мы - те, кто уехал, не потеряв возможности вернуться. / далее
Александр Уланов, Знамя, 2007, №9
Много говорят о пристрастии Парщикова к технике. Но представляется, что в его основе — не увлеченность технологической утопией, а понимание того, что для современного человека техногенная среда ближе и привычнее природы. Кроме стихов, сборник включает и ряд эссе, одно из них посвящено детским впечатлениям, в которых — «части исковерканных аппаратов с неясными функциями», «люки, за которыми открывались пыльные лазы в трубопроводы с ржавыми кривыми скобками». / далее
Владимир Аристов, Арион
Публикуемые ниже «заметки» были написаны в конце 80-х. С тех пор ситуация в чем-то прояснилась, и теперь можно попытаться набросать нечто вроде предисловия, чтобы на «простом» языке прояснить условия, смысл и последствия возникновения «мета-школы», напомнив заодно некоторые, может быть, уже отчасти забытые или не совсем известные факты. / далее
Сайт радио "Свобода"
Гость Радио Свобода - известный поэт Алексей Парщиков, лидер московской школы метареализма, которая громко заявила о себе в конце 80-х годов. Он учился в киевской сельскохозяйственной академии, потом закончил литературный институт и аспирантуру Стэнфордского университета в США. С 1991-го года живет в США и Европе. Принадлежит, по его словам, к новой генерации советских людей, которые выезжали за границу, не теряя гражданства. Переводчик и популяризатор американской поэзии. Читает курс по русской поэзии в Голландии. О поэзии и политике с Алексеем Парщиковым беседовала московский корреспондент Радио Свобода Елена Фанайлова. / далее
Юрий Арабов
Метареалистические тексты в максимальном своем проявлении описывали акт творения до его окончательного оформления, «еще до взрыва...», когда качества перепутаны одним клубком, нерасчленимы – и неизвестно, сколько ипостасей понадобится Богу для их оформления. / далее
Архив публикаций
 

Все персоналии

Светлана  Чураева прозаик
Уфа
Родилась в 1970 г. в новосибирском Академгородке. Работала журналистом, специалистом по PR, в настоящее время зам. главного редактора журнала «Бельские просторы» (Уфа). Участница первых форумов молодых писателей России, всесоюзных и всероссийских семинаров по драматургии и переводу, лауреат республиканских и российских конкурсов. Автор сборников переводов с башкирского языка.
...


Борис Гринберг поэт, прозаик, драматург
Новосибирск
Поэт, прозаик, драматург. Родился в 1962 г. в Новосибирске, окончил факультет приборных устройств Новосибирского Электротехнического института. Публиковал стихи, прозу, палиндромы в периодике, автор трех книг стихов. Под псевдонимом Рис Крейси лауреат конкурсов новосибирских драматургов в рамках фестиваля «Sib-Altera», призер драматургического конкурса «Евразии 2004».
...

Все институции

Классики XXI века клуб
Москва
Литературный клуб «Классики XXI века» открыт при Московской государственной библиотеке им А.П. Чехова. Здесь выступали наиболее значительные современные авторы – поэты, прозаики, критики из Москвы, Санкт-Петербурга, других российских городов, из ближнего и дальнего Зарубежья.
...


Представляем проект

Международная отметина имени отца русского футуризма Давида Бурлюка


Рассылка новостей

Картотека
Медиатека
Фоторепортажи
Досье
Блоги
 
  © 2007—2019 Новая карта русской литературы

При любом использовании материалов сайта гиперссылка на www.litkarta.ru обязательна.
Все права на информацию, находящуюся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ.

Яндекс цитирования



Наш адрес: info@litkarta.ru
Сопровождение — NOC Service