Москва Мурманск Калининград Санкт-Петербург Смоленск Тверь Вологда Ярославль Иваново Курск Рязань Воронеж Нижний Новгород Тамбов Казань Тольятти Пермь Ростов-на-Дону Саратов Нижний Тагил Краснодар Самара Екатеринбург Челябинск Томск Новосибирск Красноярск Новокузнецк Иркутск Владивосток Анадырь Все страны Города России
Новая карта русской литературы
Страны и регионы
Города России
Страны мира

Досье

Публикации

к списку персоналий досье напечатать
  следующая публикация  .  Глеб Морев  .  предыдущая публикация  
Чудаки и маргиналы
Беседа с Глебом Моревым

03.02.2008
Интервью:
Глеб Ершов
Досье: Глеб Морев
        Петербургская галерея замечательных чудаков и оригиналов имеет давнюю и обширную традицию. Чудак Евгений, который «бедности стыдится» — это пушкинский Евгений, но и Евгений чудаковатого Мандельштама. В пореволюционное время произошла подмена одного из определений в известной формуле Пыляева (см.: М. Пыляев «Замечательные чудаки и оригиналы» СПб., 1898) — оригиналы превратились в маргиналов, оставаясь чудаками. Понятно, что эстетическая маргинальность, инакость, странность очень часто идентифицируются с физической странностью, ущербностью. Социальная отверженность, социальная ущербность рифмуется с ущербностью телесной: «Мой вырождающийся друг двупалый Митя» Вагинова, его же «эллинисты» — автохарактеристика и собирательная характеристика ленинградской группы А.Б.Д.Е.М. — «толпой порхающие, словно мотыльки», с тонкими ножками, с тонкими ручками, готовые рассыпаться в прах. Лирический герой петербургской поэзии, по слову Андрея Николева (Андрея Николаевича Егунова), «не казненный, неказистый, никакой». Самое существование его, как и существование этих петербургских авторов, представляется эфемерным. Он стремится к развоплощению.
        Венчает это торжество телесно-эстетической деформации фигура Ивана Алексеевича Лихачева, известного в конце 1960-х годов своей особой привязанностью и любовью к инвалидам, которых он всячески привечал в своем доме.
        В 1920-е годы социальная маргинализация того слоя писателей, который актуален для нас сейчас, всегда шла рука об руку с девиантным поведением. Один из самых удачливых артистических жестов 1920-х принадлежит скандальному стихотворцу Александру Ивановичу Тинякову. В 1926 году этот отвергнутый всеми и обреченный на нищету писатель материализует всеобщие писательские страхи и фобии, выйдя на панель с протянутой рукой, сделавшись нищим. Тиняков, вся жизнь пытавшийся преодолеть свое эпигонство и всю жизнь бывший эпигоном — то В. Брюсова в стихах, то В. Розанова, как автора антисемитской газеты «Земщина» — лишь в этом жесте оказался подлинно художественным новатором, преодолев границы второсортного модернизма и выйдя одним из первых русских авторов в пространство классического авангарда.
        Точность и актуальность этого жеста подтверждает шоковая реакция современников: Павел Лукницкий зафиксировал в своих записях страшную неловкость, которую испытала Ахматова, увидев Тинякова с протянутой рукой. Хармс после ареста и высылки Тинякова из Ленинграда занес в записную книжку по памяти одна из его стихотворений, а после смерти Тинякова в 1934 году увековечил его в образе «Рыцаря» — Алексея Алексеевича Алексеева.
        Традиционно богатая номенклатура петербургских городских сумасшедших не случайно так влекла к себе Хармса, коллекционировавшего подбираемых им на улице «естественных мыслителей». В советское время не нашлось своего Пыляева, который бы описал этих людей: поведенческая, телесная, психосоматическая странность подлежала репрессиям, как и эстетическая ненормативность, и не случайно от этих людей не осталось буквально ничего. Хармсовские записи о найденных им странных людях — одни из редчайших свидетельств живого духа петербургского безумия конца 1930-х годов. В моей библиотеке есть книжка Кузмина «Форель разбивает лед» («Форель разбивает лед. Стихи 1925-1928» Л., 1929) с несколькими владельческими пометами. Последняя — 1946 года — обозначает место пребывания владельца — больница Николая Чудотворца — сумасшедший дом на Пряжке, откуда всегда были слышны крики его насельников, которые так любил слушать в своей последней квартире Блок.
        Нормативный взгляд советской критики по-своему точно локализовал художественный опыт обэриутов и близких к ним авторов: одна из рецензий на спектакль Игоря Терентьева «Ревизор» — называлась «Ревизор на Удельной» (имелась в виду лечебница для душевнобольных, ныне именуемая «Скворцами»). Поведенческая странность внутри своего круга у обэриутов выполняла своего рода охранительную функцию, очерчивая некое автономное от внешнего мира пространство — пространство внутренней свободы. Иное пространство, очерченное их постфутуристическими эскападами. Вряд ли корректно здесь рассуждать о безумии этих авторов с медицинской точки зрения, но очевидно то, что всякое преодоление рационального и попытки строить жизнь, руководствуясь художественной логикой, воспринимались их советскими современниками не просто как лишенные смысла, то есть, как безумные, но диагностировались с почти медицинской определенностью. Не зная многого о последних месяцах жизни Хармса, мы определенно знаем, что он умер от голода в тюремной больнице, среди сумасшедших узников.
        Несмотря на то, что понятие нормы, несомненно, перестало быть столь жестким, каким оно было в совсем недавнее время, живительное присутствие чудаков каждый из нас, я думаю, ощущает сам. Всегдашнее обилие петербургских странностей делает равно актуальной и фигуру их регистратора, коллекционера, и недавнее памятное воскрешение Кости Ротикова тому замечательный пример. Фигура странного человека, петербургского чудака, конечно, по-прежнему остается заметной в окружающем нас культурном ландшафте.


  следующая публикация  .  Глеб Морев  .  предыдущая публикация  

Герои публикации:

Персоналии:

Последние поступления

02.06.2019
Дмитрий Гаричев. После всех собак. — М.: Книжное обозрение (АРГО-РИСК), 2018).
Денис Ларионов
06.05.2019
Владимир Богомяков в стремительном потоке времени
18.04.2019
Беседа с Владимиром Герциком
31.12.2018
Илья Данишевский. Маннелиг в цепях. Издательство "Порядок слов", 2018
Виктория Гендлина
14.10.2018
О творчестве Бориса Фалькова
Данила Давыдов
11.04.2018
Беседа с Никитой Сафоновым
28.01.2018
Авторизованный перевод с английского А. Скидана
Кевин М. Ф. Платт

Архив публикаций

 
  Расширенная форма показа
  Только заголовки

Рассылка новостей

Картотека
Медиатека
Фоторепортажи
Досье
Блоги
 
  © 2007—2019 Новая карта русской литературы

При любом использовании материалов сайта гиперссылка на www.litkarta.ru обязательна.
Все права на информацию, находящуюся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ.

Яндекс цитирования



Наш адрес: info@litkarta.ru
Сопровождение — NOC Service