Москва Мурманск Калининград Санкт-Петербург Смоленск Тверь Вологда Ярославль Иваново Курск Рязань Воронеж Нижний Новгород Тамбов Казань Тольятти Пермь Ростов-на-Дону Саратов Нижний Тагил Краснодар Самара Екатеринбург Челябинск Томск Новосибирск Красноярск Новокузнецк Иркутск Владивосток Анадырь Все страны Города России
Новая карта русской литературы
Страны и регионы
Города России
Страны мира

Досье

Публикации

напечатать
  следующая публикация  .  Все публикации  .  предыдущая публикация  
«Отче, Митя звали меня...»

03.03.2008
        Вот монопалиндром, который Авалиани прислал мне для публикации в самиздатовском журнале «АмфиРифмА» 11 лет назад:

        Я не мил
        а взят
        и мечтою ярем умеряю
        Отче
        Митя звали меня

        Палиндром — «двойное течение речи» (по Велимиру Хлебникову) — речь-речка и в будущее (как в автоэпитафии Авалиани), и в прошлое...
        Парадоксальность авангарда Авалиани — в том, что во всех своих новых формах его авангард (авалиангард) «классичен» — и в традиционном смысле, и в смысле текстов Авалиани, ставших классикой авангарда.
        Палиндром в узком смысле уравнивает векторы, палиндромия же в целом выявляет новые смыслы. «Античность учит, Восток совершенствует» 1. И то, и другое одинаково присуще творчеству Авалиани: его опусы и учат, и совершенствуют. И автор сам учится и совершенствуется. Даже процитированный выше палиндромоид (античность/учит, восток/совершенствует) с его большей формальной свободой как бы «предлагает» свои определения, которые автор принимает и демонстрирует, учась у формы. «Один поэт: учись у числ! Другой поэт: учусь у чувств!» — здесь Николай Глазков, друживший в эпоху 1960-х с другим классиком русского палиндрома Николаем Ладыгиным, сам не зная того, дает нам оба поэтических начала Дмитрия Авалиани.

        Сон — мелос.
        О голос!
        О Логос!
        О Лемнос!

        «Лемносский бог тебя сковал...» — начало пушкинского «Кинжала»... Монопалиндромия Авалиани при всей своей формальной точности (строгий стиль) удивительно органична, настолько, что может естественно включать в себя анаграммные пары Голос / Логос.
        Пушкинский палиндрософизм «муза / разум» (из «Вакхической песни»: «Да здравствуют музы, да здравствует разум!») развит Авалиани в шедевр-монопалиндром:

        Муза, ранясь шилом опыта,
        ты помолишься на разум.

        Выявляется одна из формул палиндрософии:

        Голос Музы / Логос Разума.

        «То, что в просторечии именуется голосом музы, есть на самом деле диктат языка» (из Нобелевской лекции Иосифа Бродского) — один из «переводов» этой палиндрософической формулы.
        В наследии А.С. Пушкина, как ни странно это звучит, можно найти аналоги авалианиевских языковых игр: от самого известного его палиндромоида «Евгений Онегин», — названия, действие которого поэт и теоретик авангарда Игорь Терентьев 2 называет «звуковым гипнозом», до зашифрованного реверсус-посвящения А.А. Олениной «ettenna eninelo / eninelo ettenna», где, по наблюдению Ю.М. Лотмана 3, «имя, в результате обратного чтения, превращается в условный индекс».

        Lion in oil.

        В елее лев.

        Лев — зодиакальное имя Дмитрия Авалиани.

        Лира цвела, а лев царил.

        Палиндром Дмитрия Авалиани может составлять не одну, а несколько строк (монопалиндром) или может занимать лишь часть строки — в этой относительной «строфической» свободе происходит некая компенсация палиндрома как формы, очень строгой самой по себе:

        1 Или бури пир убили?
        2 Ишаки, лижа, зажили.
        Каши —
        3 на, ан
        4 ешь — не мило,
        в обиде Диана и дед,
        ибо — воли меньше
        5 хате в цветах,
        6 телеге лет.  4

        Расцвет авалиангарда — 1990-е и начало 2000-х. Это время осмысления современности и ее отражения в истории. Об этом — лучшие палиндромические миниатюры Авалиани:
       
        Ем, увы, в уме!
        Мир, о вдовы, водворим!
        Зов ангелов: о Русь!
        Сурово лег навоз.
        Цинично коли жил — окончи ниц!
        Унял горд ум и мудро гляну.

        Все это, наверное, потому, что «я сличил то и то — вот и отличился!», а может быть, все-таки оттого, что «вел бурями мя Рублев». Лирический герой и сам автор породнились в высокой языковой объективности палиндрома.
        Из чего же состоит такая объективность? В чем ее «анатомия»? С филологической точки зрения интересно было бы сравнить палиндромические стихи Авалиани с его же «обычными» стихами. Для чистоты эксперимента выберем один источник, составленный и подготовленный к печати самим автором, — книгу «Улитка на склоне» (М., 1997).
        Характерный фрагмент из непалиндромного стихотворения «Ненависть — опора...»:

        Разовьется дерево доверия
        розой раскрываясь над
        раздорами
        переполнит взорами
        бездонными
        бедноту безоконья бездверия.

        Словосочетание «роз взор» часто присутствует в палиндромах, это так называемый ПУСК 5. В их соседстве в строфе Авалиани, как мне кажется, проявилось влияние палиндромного мышления на «обычное» стиховое. Два существительных, заканчивающих предложение, — «безоконье» и «бездверие» — неологизмы, построенные по одной и той же схеме под явным влиянием звукописи всей этой строфы в целом.
        Палиндромистов, «возделывателей» этого поля — много. Философ Палиндромии — один: Дмитрий Авалиани.
        Приведу удивительно емкое четверостишие, в узком смысле формально объединяющее панторифму и пантограмму (омограмму) — вплоть до фонического синтеза: достаточно в темпе andante прочесть эти четыре строки, как две (то есть без «повторения»), с максимальным микшированием словоразделов. На бумаге повтор нужен лишь для их графической фиксации.

        Игру стих лад
        открыл
        и грусти хлад
        от крыл

        Отсутствие пунктуации позволяет дополнительно варьировать синтаксическое понимание первых двух строк, при этом возникает дополнительный эффект «перечитывания» — не от недопонимания, но от «перепонимания»:
        а) «стих открыл игру, и наступила гармония (лад)»,
        б) «игру открыл не просто стих, но стих «ладный» (стих-лад)»,
        в) «автор открыл игру, стих, лад»,
        г) «лад (музыкальный?) открыл игру и стих» и т.д.
        Переполнение пространства поэзии, удвоение, умножение плотности в результате открытия Игры — Стихом (в каждой клетке текстоткани) и Человеком. Homo Ludens = Homo Sapiens. Человек Играющий равновелик Человеку Мыслящему. Игра—Мысль—Поэзия.
        Работая особым скальпелем, разрезая и излечивая Слово, меняя буквы (метаграмма) и варьируя их (анаграмма), Дмитрий Авалиани дает Слову новую жизнь, излечивает его от банальных наслоений, даже, может быть, отсекает «лишнее» (по-скульпторски), уплотняет ткань (textus). В одном — двух-трехслойном — слове он связывает храм и истину:
        хрИСТИаНАм
        Этот опус также относится к палиндромии — конечно, с поправкой на векторы чтения: в традиционном палиндроме они противоположны, здесь же направлены в одну сторону (как и в пантограмме), но осложнены полифонией семантики.
        На мой взгляд, Авалиани конгениален Сальвадору Дали. И Дали, и Авалиани — фокусники и кудесники, ненаигравшиеся дети и — Игроки. «Будьте как дети» — любимая библейская фраза Авалиани.
        Дмитрий Авалиани бывал и довольно жестким критиком. Когда мы с Сергеем Бирюковым и Сергеем Фединым готовили манифест «Verbлюд — человек слова» 6, Авалиани написал мне в письме:
        «Криком сейчас никого не разбудишь. Микрохирургия — да, вглядывание — да, но без восклицательных знаков. <...> Verbлюд идет по пустыне, копыта вязнут в песке. Глас вопиющего. НЮ ДЮН не эротично, скорее анатомично. Нет стен и нет тени, полутонов. Сплошной Верещагин. Сухость Хусейна, ад — жажда. <...> Да, «недоверчивость — это духовность» (Ахметьев 7), но тотальная недоверчивость — это конец. Может быть — конец оценок...» Палиндром и каламбурная Игра всегда служили аргументами для Авалиани.

        Рос тигр и злился
        рост игр излился

        Эту пантограмму Авалиани мне преподнес с замечанием, что год автора — год Тигра (Авалиани родился в 1938-м). И уже начинаешь думать, что не только «рос» и «рост» однокоренные, но и «тигр» — от слова «игра». Или наоборот.
        Авалиаформы дают надежду на то, что все-таки энтропия и поэзия — две вещи несовместные. Объективность авалиндромии воплощается в мысль, «возвращающуюся» уже «оттуда»:

        !Ад я лишил яда!
        Нет ада. Нет яда. Есть «я-» и есть «-да». Д.А. — Дмитрий Авалиани.
        Поэтическое творчество Дмитрия Авалиани — возможно, не для всех. Но тот, кто настроен на его волну, мог бы сейчас сказать: «Что смолкнул веселия глас?» Нет, не «конец оценок».
        ...Четвертая буква фамилии поставит Авалиани в энциклопедиях чуть выше авангарда. Именно — чуть! Чтобы — рядом.


[1] Все неподписанные цитаты — из стихотворений Д. Авалиани.
[2] Терентьев И.Г. Закон поэтической речи // Сумерки лингвистики. Из истории отечественного языкознания. Антология. М., 2001. С. 22.
[3] Лотман Ю.М. Семиосфера. СПб., 2000. С. 170.
[4] Цифры слева отмечают границы палиндромических фрагментов.
[5] ПУСК — палиндромный устойчивый словесный комплекс, палиндромный трюизм: голод долог, зуб обуз и т.п. ПУСК как бы запускает палиндромную строку в «расширение». Авалиани называл ПУСКи «бурдюками», в которые еще нужно вливать «вино» палиндромии, ср. его кругозвучие «нови вино».
[6] НЛО. 1999. #35. С. 281—282.
[7] Стихотворение поэта Ивана Ахметьева. — А.Б.
  следующая публикация  .  Все публикации  .  предыдущая публикация  

Герои публикации:

Персоналии:

Последние поступления

31.12.2018
Илья Данишевский. Маннелиг в цепях. Издательство "Порядок слов", 2018
Виктория Гендлина
14.10.2018
О творчестве Бориса Фалькова
Данила Давыдов
11.04.2018
Беседа с Никитой Сафоновым
28.01.2018
Авторизованный перевод с английского А. Скидана
Кевин М. Ф. Платт
13.01.2018
О книге Михаила Айзенберга «Справки и танцы»
Лев Оборин
13.01.2018
О книге: Михаил Айзенберг. Справки и танцы. – М.: Новое издательство, 2015
Алексей Конаков

Архив публикаций

 
  Расширенная форма показа
  Только заголовки

Рассылка новостей

Картотека
Медиатека
Фоторепортажи
Досье
Блоги
 
  © 2007—2017 Новая карта русской литературы

При любом использовании материалов сайта гиперссылка на www.litkarta.ru обязательна.
Все права на информацию, находящуюся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ.

Яндекс цитирования



Наш адрес: info@litkarta.ru
Сопровождение — NOC Service