Москва Мурманск Калининград Санкт-Петербург Смоленск Тверь Вологда Ярославль Иваново Курск Рязань Воронеж Нижний Новгород Тамбов Казань Тольятти Пермь Ростов-на-Дону Саратов Нижний Тагил Краснодар Самара Екатеринбург Челябинск Томск Новосибирск Красноярск Новокузнецк Иркутск Владивосток Анадырь Все страны Города России
Новая карта русской литературы
Страны и регионы
Города России
Страны мира

Досье

Публикации

к списку персоналий досье напечатать
Нина Садур  .  предыдущая публикация  
Бедная родственница
Так именует себя драматург Нина Садур, дела в театре которой идут отлично

14.01.2011
Интервью:
Ольга Богомолова
Ведомости, 15.09.1999
Досье: Нина Садур
Уроженка Новосибирска Нина Садур в Москве о себе заявила в 80-е и долгое время выступала в амплуа чрезвычайно талантливой, но странной девушки — авторши столь же странных, как и она сама, пьес и рассказов. «Ехай!», «Чудная баба», «Панночка»манили режиссеров, но, как правило, заводили в тупик. Однако нынешний год по отношению к Садур подтвердил известное правило: вчерашний андерграунд часто становится сегодняшним мейнстримом, «искусство не для всех»обретает широкий круг почитателей. Теперь Нине Садур заказывают пьесы театры, явно рассчитывающие на массовую публику. Весной Марк Захаров ставит в Ленкоме «Мистификацию»по садуровской инсценировке «Мертвых душ», а на ближайшие дни в театре им. А. С. Пушкина намечена премьера спектакля «Памяти Печорина»по ее новой пьесе.

        — Режиссеры часто жалуются на отсутствие современной драматургии, драматурги, в свою очередь, пеняют режиссерам, что те не ставят современных пьес. Как вы оцениваете эту ситуацию взаимных обид?
        — Драматурги — это не грибы, вырастающие после дождя, и их всегда меньше, чем режиссеров, актеров и театров. А то, что не ставят современных драматургов, видимо, связано с тем, что пьесы слабые. Впрочем, я не читаю того, что пишут. Мы все настолько разные, что никто не может мне ничего дать. Хотя недавно я видела пьесу Александра Строганова «Интимное наблюдение»во МХАТе и могу сказать, что это открытие уровня Вампилова. Он владеет тем литературным языком, которым сейчас никто не владеет, и тем не менее я не вижу, чтобы кто-то схватился за него, начал его ставить.
        — Но писатель может в совершенстве владеть литературным языком и не улавливать нерв времени и его сюжет.
        — Сейчас время слишком быстро меняется, чтобы его можно было поймать, да я и не считаю это задачей литературы — отразить действительность. Я вообще против того, чтобы литература отвечала на запросы общества и решала какие-то социальные проблемы. Сегодня реальный мир так закручен, заморочен и заверчен, что, к моему ужасу, сам превращается в произведение искусства. Он переполнен символами и знаками, которые нельзя не заметить. Я жила сейчас на даче, в Лобне, меня окружали простецкие, но не гнилые лица. Молодые, красивые парни — и все они отсидели. Одна простецкая мать мне говорила про своего сына: «Да он все равно сядет». Русский народ всегда готов к беде, и он ее пестует, он живет в ней, и он живет ей.
        — Может ли сегодня быть сделано серьезное литературное открытие?
        — Не знаю, литература ведь никуда не девается. Мало того, я заметила, что за последний год появился опять интерес к серьезной культуре. Мы ведь такая нация — мы разгильдяи, но духовно мы не легкомысленны, и нам очень быстро надоедает попса. Сейчас начнется откат от коммерческого искусства в сторону традиционных и консервативных ценностей.
        — Вы пишете пьесы по заказу?
        — Иногда пишу. Пьеса «Брат Чичиков»по мотивам гоголевских «Мертвых душ»писалась специально для Марка Захарова и Ленкома, «Памяти Печорина» — специально для Михаила Мокеева и театра им. А. С. Пушкина.
        — Пьеса «Памяти Печорина»почти не имеет общего сюжета с повестью Лермонтова. Почему?
        — Проза и драматургия — два разных жанра. Ты можешь быть каким угодно новатором, но есть кодекс правил, который невозможно нарушить, иначе это будет не пьеса. И мне — человеку неорганизованному и хаотичному — ужасно интересно втискивать себя в эти рамки.
        — Влияет ли работа над такими произведениями, как «Мертвые души»или «Герой нашего времени», на вашу собственную жизнь?
        — Сначала я очень сильно болею, отторгаю чужое произведение, впадаю в панику. «Брат Чичиков» я писала шесть лет. Но постепенно начинаешь врастать в текст. Ты попадаешь в произведение как персонаж. Я вижу героев словно отраженными в зеркале. То же самое с Печориным: когда прочитала «Героя», я в ужас впала. Гоголь по сравнению с Лермонтовым показался невероятно простым. У Гоголя язык вне пола, у Лермонтова — мужской язык. Что мне было с этим делать — я же женщина. Потом стала привыкать, вижу: и язык живой, и мужские характеры, которых я так пугалась, изумительные. Бабы у него плохие. А знаете почему? Ему женщины неинтересны. Даже в пьесе я написала: «Мы запомнимся только родинкой и английской ботинкой». Вера — это только родинка, а Мери это тусклый взгляд из-под опущенных ресниц и английская ботинка, которая так сжимает щиколотку, что хочется поцеловать. Все, больше там нет ничего, женщина — это схема. И героини у меня мстят за то, что они неинтересны.
        — Вы явно двигаетесь в глубь веков — от «Мертвых душ»к «Герою нашего времени». Что следующее?
        — Державин — вот где есть герой. И дальше я бы окунулась в русскую языческую культуру. Я бы Хлебникова взяла — он близок к этому.
        — Считаете ли, что спектакль должен быть адекватен пьесе?
        — Бывает либо плохо, либо ошеломляюще хорошо — но совершенно другое, не то, что ты придумал. С этим я смирилась — может быть, именно это и наносит мне травму. Они выпили мою кровь и теперь живут там, на сцене. В театре я всегда ощущаю себя бедной родственницей.
        — Даже когда кричат: «Автора, автора!»?
        — Все равно. Я стою на узкой кромке света у линии рампы перед черной темной бездной, которая повторяет твое имя и клокочет. И я хочу просто упасть туда.


Нина Садур  .  предыдущая публикация  

Герои публикации:

Персоналии:

Последние поступления

02.06.2019
Дмитрий Гаричев. После всех собак. — М.: Книжное обозрение (АРГО-РИСК), 2018).
Денис Ларионов
06.05.2019
Владимир Богомяков в стремительном потоке времени
18.04.2019
Беседа с Владимиром Герциком
31.12.2018
Илья Данишевский. Маннелиг в цепях. Издательство "Порядок слов", 2018
Виктория Гендлина
14.10.2018
О творчестве Бориса Фалькова
Данила Давыдов
11.04.2018
Беседа с Никитой Сафоновым
28.01.2018
Авторизованный перевод с английского А. Скидана
Кевин М. Ф. Платт

Архив публикаций

 
  Расширенная форма показа
  Только заголовки

Рассылка новостей

Картотека
Медиатека
Фоторепортажи
Досье
Блоги
 
  © 2007—2019 Новая карта русской литературы

При любом использовании материалов сайта гиперссылка на www.litkarta.ru обязательна.
Все права на информацию, находящуюся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ.

Яндекс цитирования



Наш адрес: info@litkarta.ru
Сопровождение — NOC Service