Москва Мурманск Калининград Санкт-Петербург Смоленск Тверь Вологда Ярославль Иваново Курск Рязань Воронеж Нижний Новгород Тамбов Казань Тольятти Пермь Ростов-на-Дону Саратов Нижний Тагил Краснодар Самара Екатеринбург Челябинск Томск Новосибирск Красноярск Новокузнецк Иркутск Владивосток Анадырь Все страны Города России
Новая карта русской литературы
Страны и регионы
Города России
Страны мира

Досье

Публикации

напечатать
  следующая публикация  .  Все публикации  .  предыдущая публикация  
От перемирия к примирению
Об «Избранной лирике» Кирилла Ковальджи

01.12.2008
А.Е.
Знамя
2008, №12
Кирилл Ковальджи. Избранная лирика. — М.: Время (Поэтическая библиотека), 2007.


         Книга лирики, куда вошли стихотворения из ранее изданных книг «Тебе. До востребования» и «Зерна», избранное из других сборников и новые, ранее не публиковавшиеся стихи, называется позитивистски — «Избранная лирика». Однако содержание ее сложнее.
         Поэтический жест Кирилла Ковальджи резок и вместе с тем сдержан. Но главное — узнаваем. Не теряющая лиризма и потому не раздражающая назидательность. Вживленная в строки философичность. Это экзистенциальная лирика, где поэт переходит от беспомощного вопрошания к попытке ответа.

            Жилплощадь. Дети. Все в порядке,
            и каждый на своей стезе:
            мы — на посадочной площадке,
            они — на взлетной полосе.
            Взлетят — родительскую нежность
            пошлем вослед им сообща…
            Естественную неизбежность
            я принимаю не ропща...

         Поэт не боится прямого высказывания, не боится и «нежности — неизбежности» — диапазон его мышления широк. Он многозвучен интонационно — от растерянности перед миром и доверительно-влюбленного отношения к нему до иронии, а иногда прямой насмешки; от покорности — к саркастическому бунту. Язвительность Ковальджи — это форма боли, чаще всего — за судьбу своего поколения.

            Дивиденды и дилеры,
            доллар и ваучер, —
            дикий рынок
            Россию взметнул на дыбы.
            <…>
            И для сверстников старых
            и растерянных сверстниц,
            что прошли перестройку
            от райкомов до ризниц,
            ни за что не срифмуется
            сердце с коммерцией,
            не приклеится к жизни
            созвучие «бизнес»…

         «Не срифмуется сердце» поэта с новой прагматикой жизни и актуальной философией любви — безжалостными приметами нашего времени. Однако, на мой взгляд, голос Кирилла Ковальджи убедительнее звучит в медитативной лирике из «Тебе. До востребования» и в афористичных миниатюрах. Вот эта, из книги «Зерна», объясняет, как при таком отрицании заполонивших быт неоднозначных новшеств поэту удается сохранить душевное здоровье и волю к творчеству.

            Дзэн

            Падаешь в пропасть?
            Переверни картинку.
            Лети!

         Гибкость, способность объявить перемирие с агрессивной политикой быта и взять паузу для размышления, способность сдвинуть рамки мировосприятия, не меняя жизненной позиции, — вот, наверно, в чем секрет.
         Очень важное качество — соответствие интонации теме. У Кирилла Ковальджи это соответствие точное. Поэтический темперамент, стреноженный классической школой стихосложения, выдает себя в парадоксах: «Растет беспокойство покоя…», «Эта женщина <…> из двух зол выбирает большее…», «Коль говорить начистоту / природа терпит пустоту…», «…опасаюсь желаний, а пуще всего / исполненья желаний…». Эмоциональность соседствует с рассудочностью, даже морализаторством — верно подметила эту особенность Татьяна Бек, чье высказывание в ряду других поэтов и критиков приводится в конце книги: «Кирилл Ковальджи — поэт философского склада и, одновременно, по-детски непосредственной реакции на мир. <…> Свежее восприятие человека, подвергающего все на свете личному вопросительному пересмотру, уживается здесь с четкой логикой упорного интеллекта».
         В «Избранной лирике» можно встретить и традиционные метрические размеры, и белый стих, и верлибры — форма спаяна с интонацией, интонация с темой. Уменьшение объема стихотворения не сужает рамки высказывания. Если попытаться определить мировоззренческий вектор довольно большой книги Кирилла Ковальджи — это трудно дающееся всякому живому, эмоциональному человеку примирение. С ускользанием любви, наступлением старости, приближением смерти. Перемирие с временем. Но — явно ощущается надежда, что не все еще известно в привычном и печальном миропорядке.
         Кириллу Ковальджи удалось гармонично сочетать своей творческой волей эстетику с этикой. Читая эту цельную книгу, сочувствуешь лирическому герою, переживая с ним его трудное примирение.


  следующая публикация  .  Все публикации  .  предыдущая публикация  

Герои публикации:

Персоналии:

Последние поступления

29.05.2020
Беседа с Андреем Гришаевым
26.05.2020
Марина Кулакова
02.06.2019
Дмитрий Гаричев. После всех собак. — М.: Книжное обозрение (АРГО-РИСК), 2018).
Денис Ларионов
06.05.2019
Владимир Богомяков в стремительном потоке времени
18.04.2019
Беседа с Владимиром Герциком
31.12.2018
Илья Данишевский. Маннелиг в цепях. Издательство "Порядок слов", 2018
Виктория Гендлина
14.10.2018
О творчестве Бориса Фалькова
Данила Давыдов
11.04.2018
Беседа с Никитой Сафоновым

Архив публикаций

 
  Расширенная форма показа
  Только заголовки

Рассылка новостей

Картотека
Медиатека
Фоторепортажи
Досье
Блоги
 
  © 2007—2019 Новая карта русской литературы

При любом использовании материалов сайта гиперссылка на www.litkarta.ru обязательна.
Все права на информацию, находящуюся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ.

Яндекс цитирования



Наш адрес: info@litkarta.ru
Сопровождение — NOC Service